Познавательная история поездки в Америку простого парня из Беларуси

Читая форум intexusa иногда смеялась, иногда злилась на заявления студентов об Америке, которую они либо никогда еще не видели, а если и видели, то лишь через грязное окно полуподвала где стояли у посудомойки. Снобизм, высокомерие, отсутствие кругозора, жадность и хвастовство без меры и без разума. Ну да ладно, они же дети, надеюсь когда-нибудь подрастут. Понравилась история Дмитрия из Беларуси. Продуманное и правдивое описание поездки, которое решила скопировать на свой сайт на случай если что-нибудь случится с сайтом intexusa. Подредактировала немного грамматику и формат для облегчения чтения, объединив три части в одну, добавила в скобках английскую форму некоторых ну очень вольно переданных английских фраз, объединила все три части в один документ. Рекомендую.

Ссылки на оригинал:
http://www.intexusa.ru/ru/stories/detail.php?ID=2494
http://www.intexusa.ru/ru/stories/detail.php?ID=2496
http://www.intexusa.ru/ru/stories/detail.php?ID=2498

Автор: Дима
Рассказ добавлен: 01.05.2003   04:13:36
Страна: Беларусь
Год поездки: 2001

Привет всем.

Перед вами познавательная история поездки в Америку простого парня из Беларуси. Пишу в большей степени для себя, просто хочется, наконец, зафиксировать документально всё, что произошло со мной в стране свободы. Почитаю сам может лет через двадцать, снова вспомню всё и, наверняка, улыбнусь. В общем, здесь не будет приукрашиваний, выставления себя в выгодном свете, особых приколов и нецензурных выражений (хотя огромный соблазн написать легко, красиво, "героически" - эх, какая бы история вышла!..). Но ладно, решено, пишу правдиво, по возможности серьёзно и - обязательно - интересно. Вперёд!

1. Староста, WEUSA и Минский Тракторный Завод.

Благодарить за поездку в ЮС я должен нашего старосту. В 2000-м году он побывал там по программе work experience, срубил кучу бабла и, по возвращении в РБ, воодушевил меня на повторение его опыта. Я пошёл в контору на Хмельницкого, со второго раза прошёл собеседование, и стал участником программы. Тут же встал вопрос денег. Я из семьи военных и на тот момент 1400$ к весне у нас не просматривалось. Тогда я занялся поисками работы и, параллельно с посещением пар в универе, с конца октября стал работать слесарем-ремонтником на МТЗ. К чему я это упоминаю? Минский Тракторный здорово помог мне за океаном. Но об этом позже. Как бы там ни было, 4 месяца работы в литейном цеху (читай, в горячем, гремучем аду) принесли мне 400 дол., которые дополнили наши сбережения до требуемой суммы (кстати, в Штатах был период, когда те же 400 дол. я зарабатывал за 3 ДНЯ. Ну, кто здесь патриот?). Решив проблему с деньгами, я стал искать жоб офер (job offer).

2. Офер, виза. И ещё раз виза.

Офер дался мне нелегко. Весь март и половину апреля я провёл в Интернет-кафе, отправляя ежедневно десятки писем. Энтузиазм, осторожный оптимизм, сомнение, озабоченность, потом что-то вроде отчаяния - и всё-таки я получил его. В конце апреля. Офер был расчудесный. Лес в Монтане. Dishwasher. 6,5 в час. Взял Офер, сходил в контору, потом в посольство. "Дмитри, ай рилли нид ю диз самер!" - звала, просила Донна из Монтаны. Я выбросил офер в урну в JFK. Потом сообщил Донне. Я честный человек и за тот поступок мне стыдно до сих пор.

Но до JFK ещё была виза. В тот год в Минске J-1 давали 50-ти процентам заявителей. Мне повезло, 11 мая я получил паспорт с желанной наклейкой. Была сумасшедшая эйфория - многие поймут меня - и в тот день несколько часов я сидел перед открытым паспортом и не верил своему счастью. Отвлекусь - народ, вы не представляете, как мне обидно за нашу синеокую Беларусь. Для нас поход в посольство - на самом деле, как запятая в знаменитой фразе. Это абсолютно ненормальная ситуация. В Чехии, Польше, Словакии, частично даже в России, в посольство лично не ходят и при этом отказов - единицы! Мы изгои в Европе, и от этого горько. Ладно... Итак виза в паспорте, с учёбой никаких проблем, вылет 6-го июня, планы определены. Я готовился к приключению. И я получил его.

3. О планах. Да и об остальном. До Сиэтла.

План был прост - заработать по максимуму. Лёша (староста) работал на Аляске сифуд (seafood) процессором. Они как-то делали контракты заранее тут, в Беларуси. Вроде бы просто приезжали вербовщики. У меня ничего такого не было. Лёша посоветовал поехать в Сиэтл, дескать, там полно контор, и я без проблем найду работу с бесплатным перелётом на Аляску. И я сделал ошибку - без особых размышлений принял его слова за абсолютную истину. Не делайте так. Собирайте максимум информации о том куда едете, и всегда будьте готовы к форс-мажору. И ещё, не едьте в никуда - экстрим это, конечно, здорово, но вы и так получите массу летних впечатлений. Если нет офера - заранее до отлёта прицепитесь к определившимся ребятам, или опять же заранее выберите, куда поедете и возьмите достаточно денег. Это хороший совет. Прислушайтесь к нему.

Возвращаемся. Итак, в Минске я взял билет до Сиэтла (300 дол. две стороны) и 6-го июня вылетел в Нью-Йорк. Летели через Франкфурт. В самолёте сдружился с 2-мя парнями - Дима из нархоза (он остался в Штатах и сейчас где-то в Колорадо) и Виталя из РТИ (он получил диплом в прошлом году и работает где-то в Минске, видимо, за 100-200 дол. - это вам для сравнения...). Дима собирался в Rehoboth Beach, DE работать на каких-то каруселях, а Виталик - в Myrtle Beach, SC, вроде в фаст-фуде. Был в самолёте ещё один парень - Иван, не скажу, что урод, но поступил он со мной некрасиво. Иван летел из Нью - Йорка в Сиэтл тем же рейсом, что и я. Редкое совпадение и я тогда обрадовался - попутчик в полёте через всю Америку...

Но мы пока только во Франкфурте. Там мы гуляли по аэропорту втроём, смотрели на всякие заграничные диковины и, кажется, немного пьянели от всего этого блеска, этих огней, обилия всего дорогого и изысканного вокруг. Катались на Скай-лайне, напоследок зашли в казино и Дима сыграл несколько раз по маленькой и что-то даже выиграл.

Потом полетели в Йорк. Летели долго, я сидел с какими-то чехами, те ехали во Флориду. Пили халявное вино, смотрели ТВ, слушали музыку. Своих видел редко, так иногда подходил. Запомнилось солнце - ослепительно белое оно висело прямо за окном и всё пыталось скрыться за горизонтом, мы догоняли его весь полёт, и только на подлёте к берегам Северной Америки оно зашло, небо потемнело, появились звёзды, а потом я увидел и долго смотрел на то, что, похоже, не забуду никогда.

Я говорю о видах освещённого тысячами, миллионами огней Восточного побережья США. Начиная от Бостона и до самого Нью-Йорка сотни миль ярко освещённого побережья. Выглядит просто невероятно красиво. Все прилипали к окошкам. Это было зрелище из другого измерения; города, дороги, мегаполисы- всё в огнях, невероятные, ошеломительные просторы света глубокой ночью... Такой я увидел Америку.

Мы приземлились в JFK, прошли таможню (я благополучно пронёс 4 бутылки водки и плиток 7-8 шоколада), нас отвезли в Колумбиа Юниверсити. По дороге я глазел по сторонам и не до конца осознавал реальность происходящего: эй, вон те два чёрных пацана с баскетбольным мячом на улице в 2 ночи - они настоящие? А эти небрежно одетые мужчины в 100-тысячных джипах, они всамделишные американцы? А это ПРАВДА Бруклинский мост?

Знаете, это называется культурный шок и быстро проходит. Но было интересно почувствовать это на себе.

Потом ночь в Колумбиа, завтрак до отвала, ориентация, аппликация на SSN, прогулка по Бродвею. Здесь я расстался с Виталей и Димой. Им было нужно добираться в Порт Ауторити, а мне с Иваном - в JFK на рейс НЙ-Сент-Луис-Сиэтл. Мы пожали друг другу руки и поехали с Ваней в аэропорт на метро, решили сэкономить на такси. И правильно сделали. В метро не оказалось ничего страшного, конечно много чёрных, жарко, но не страшно. Ехали, правда, часа полтора - в одном месте попутали ветки.

В Сиэтл долетели нормально, если не считать того, что в JFK меня приняли за террориста, пропустили сумки через дополнительную систему проверки, а со мной поговорили в отдельной комнате. Да и сервис на TWA и близко не сравнить с Lufthansa, отстойный синтетический обед, страшные стюардессы, платное ТВ. В Сент-Луисе побродили по аэропорту - так, ничего особенного.

В Сиэтл прилетели в 23.00. Ивана встретили друзья, у которых он собирался жить - отвязная американская пара. И Иван поступил не по-мужски, он просто тут же исчез с ними, даже не попрощавшись. Некрасиво, но Бог с ним.

Я забрал багаж, позвонил домой (мам, я в Сиэтле), улыбнулся паре аэропортских копов - я ещё повстречаюсь с ними, совсем скоро - и лёг спать в одном из кресел аэропорта Сиэтл-Такома. С утра я собирался поехать в город и искать вербовщиков на Аляску.

А теперь нужно спросить: помните про мой план? Он был прост. И как оказалось недоработан. На этом я и попался. По - крупному.

Автор: Дима
Рассказ добавлен: 03.05.2003   02:19:43
Страна: Беларусь
Год поездки: 2001

Минск-Нью-Йорк-Аляска. Продолжение

Снова всем привет.
Перед вами продолжение истории о поездке на Аляску.
Читайте и учитесь на чужих ошибках. И радуйтесь чужим победам.
Так вы станете мудрее и человечнее.
Читаем.

4. Неспящий в Сиэтле.

Итак, я провёл свою первую ночь в аэропорту. Ночь, когда спишь-неспишь, дремлешь-недремлешь, пытаешься следить за вещами и за копами, чтобы не привязались. И она, слава Богу, прошла.

С раннего утра я развернул активную деятельность. Сначала узнал, сколько стоит билет до Анкориджа (крупнейший город Аляски)... Тут необходимо пояснить. С самого начала я надеялся, что найду рыбную компанию в самом Сиэтле, заключу контракт и меня, такого ценного работничка, переправят к месту работы за счёт работодателя. В этом меня убедил Лёша в Беларуси. Как запасной, крайний вариант он предлагал мне самому добираться до Анкориджа и там просто идти в городской Job Office. И уж там-то меня точно встретят с распростёртыми объятиями. И сразу предложат кучу вакансий. Так говорил опытный Лёша. Я верил ему, но надеялся на Сиэтл. Это казалось проще и надёжнее. Казалось.

Как бы там ни было, самый дешёвый one-way (Continental Airlines - три или четыре часа лёта, не помню) сегодня-на сегодня стоил 380(!!!) гринов. Это стало очень неприятным открытием - я рассчитывал на билет до двухсот баксов и с собой на тот момент у меня было 320. Подумав, что вариант с самостоятельным полётом в Анкоридж отпадает, я стал названивать по телефонам всевозможных seafood компаний, найденных в Жёлтых страницах. Толку это не дало никакого: спалив долларов пять на фон-картах (phone card), я послушал десяток бесполезных сообщений автоответчиков и поговорил только с одним менеджером. Он сказал, что да, они заключают контракты, но только с группами от десяти человек и только с конца месяца. Меня это никак не устраивало. В конце разговора он добавил, что вряд ли в это время я заключу подобный контракт в Сиэтле - серьёзный промышленный сезон ещё не начался. И вот тут я призадумался. Стало даже немного стрёмно. Один, в незнакомом городе на краю незнакомой страны, без приглашения на работу... Я сел в кресло недалеко от телефонной будки и не меньше часа в небольшой прострации думал что-же мне теперь делать. Найти жильё и работу и остаться в Сиэтле до конца месяца? Не самый плохой вариант, но, во-первых, я имел очень слабое представление о том, как искать работу и жильё, а во вторых - и это было самым главным - я отправился в Америку сделать большие деньги, а в Сиэтле они мне точно не светили (потенциально 40-60 часов работы, питание, проживание за свой счёт... нет, я ехал не за этим). И я понял, что мне нужно лететь на Аляску самостоятельно. И чем раньше, тем лучше. Но денег-то на билет не было... А что было? Из ценного - новая афганка (собирался в ней работать на Аляске), 4 бутылки водки, обратный билет из Сиэтла в Н-Й. Всё. Недолго думая, я пошёл сдавать свой билет в TWA. Они его не забирали (билет был на самолёт их компании, но куплен через туроператора в Минске). Я начал немного давить. Представительница компании мило улыбалась в начале разговора, потом растерянно звала старшего. "Хи вонтс хиз мани бэк", - кивала она на меня с опаской. "Импосибл", - разводил руками толстый лощёный американец. Я ещё немного поболтал с ними, потом понял, что ничего не добьюсь, кроме ненужного внимания (кажется подсознательно уже понимал, что буду светиться в аэропорту не один день), и отвалил. Взял свои сумки (их было три, и две довольно большие - с собой был спальник для Аляски) и поехал в город. Там быстро нашёл хостель-ночлежку "Зелёная Черепаха", заплатил 18 гринов за сутки, захожу в шестиместную комнату, куда меня поселили...

В комнате один человек, он спит на кровати у окна, моё место на полу возле его кровати - Черепаха переполнена. Этот человек - здоровенный, просто огромный негр, смотрели Зелёную Милю? - я подумал, что он оттуда. И ещё подумал, что буду очень удивлён, если доживу до следующего утра. Серьёзно, мысль такая была. Но я ошибся. Джон, вроде его так звали, проснулся от шума моего прихода, спросил откуда я, узнав, что из России - я всем так говорил, кто знает Беларусь? - оживился. Он устроился по контракту на корабль, который через пару дней отплывал куда-то к российским берегам, и захотел посмотреть на русские деньги. Я достал кипу самых мелких белорусских зайцев, которые взял на сувениры, и великодушно подарил ему. Он был счастлив так, словно выиграл в лотерею миллион долларов! "Что можно на них купить?" - спросил Джон. Жаль было его разочаровывать, - "хороший обед в ресторане", - соврал я. Джон расцвёл ещё пуще, долго жал мне руку, но американских денег в ответ почему-то не предложил. Я понял, что в этой комнате я теперь в безопасности. Оставил там багаж и пошёл походить по даунтауну и попытаться добыть хоть какие-то деньги. Зашёл в пон-шоп, где принимали вещи на комиссию. Афганку там не взяли, посоветовали сходить в ЮС Арми, специализированный шоп по продаже всякой милитаристической дребедени. Пошёл туда. Хозяин - симпатичный американский урод лет сорока, с улыбкой предложил мне за мой чудесный рашн камуфляж 10 (десять) долларов! При том, что даже в Беларуси за неё дают 15-20. Мне показалось, что он просёк мою сильную нужду в деньгах, и решил нагреть на этом руки. Я был дико возмущён, но решил не дёргаться, ситуация не та. Достал из сумки все 4 бутылки водки и поставил перед ним. "Эйти долларз", - твёрдо сказал я уроду - ровно столько, сколько мне не хватало на билет. О том, что окажусь на Аляске с пустым карманом, не подумал. Урод достал из заднего кармана деньги и протянул мне. Там было десять долларов. "Онли зиз", - он взял афганку и взглядом показал мне, что сделка закончена. Внутри меня разлился такой гнев... и одновременно я понял, что Родина не продаётся. "Ноу дил", - сказал я и протянул ему его мятую десятку. Молча забрал афганку, водку и вышел из магазина. А афганка, кстати, мне потом здорово пригодилась - так её не разу и не надев, в начале сентября я подарил её моему лучшему другу в Америке - чеху Радиму Каливоде, с которым вместе зашибал бабки на Аляске.

Потом я до вечера ходил по даунтауну, по берегу городского залива, пробовал найти работу. В нескольких ресторанах мне сказали sorry, no job, в каких-то пиццериях, макаронных маркетах предлагали заполнить апликацию и дожидаться результата через неделю (с моими тремя сотнями и без жилья?!), в крутые 30-ти этажные отели, а других в даунтауне и не было, и я даже не совался. В общем, с работой был полный пролёт.

К ночи расстроенный, начавший отчаиваться и потихоньку материть старосту, я вернулся в Черепаху, прилёг одетый на своём месте на полу и моментально отрубился, сказались последние бессонные ночи. Ночью кто-то будил меня, приходили какие-то люди, мне было всё равно, даже не переживал за сумки, которые стояли где-то в углу комнаты.

Проснулся рано от холода. Сходил в душ, плотно позавтракал, еда входила в проживание. Выписываться надо было в десять утра, оставалось часа два. Я сел в общей комнате и стал думать тяжёлую думу. Что делать?

Думалось так тяжело, как никогда в жизни.

И я принял решение, которое, как оказалось дальше, было сверхразумным и очень своевременным. Я решил всё-таки позвонить домой и попросить, чтобы родители переслали деньги. Да, это не очень приятно просить такую помощь, да это может выглядеть пасованием перед трудностями, согласен. Но я ехал в Америку в первую очередь за деньгами, а не для испытания каких-то экстремальных приключений. Да, я мог бы найти работу в Сиэтле, потом даже поехать на Аляску. Но я бы здорово потерял во времени, а значит и в деньгах, а на это я согласен не был. И я позвонил домой. Я ничего не рассказывал о своих проблемах, просто попросил 150 долларов, но на том конце трубки, в 15-ти тысячах километров от меня, мама так переживала за меня, чуть не плакала, что у меня тоже встал ком в горле.

Потом я выписался из Черепахи и поехал в аэропорт. Наступали выходные, плюс разница во времени - перевод я должен был получить только через три дня.

Я провёл их в аэропорту Сиэтл-Такома. Один раз оставил сумки в камере хранения (8 баксов - 12 часов) и съездил в город, походил, развеялся, много фотографировал. А потом снова в аэропорт. Я стал его ненавидеть. И ещё я ненавидел объявление по аэропорту, ночью его включали особенно громко и очень часто - каждые пять минут, видимо специально против таких как я непрошенных постояльцев. Спать было невозможно. Я до сих пор помню эти слова: Seattle-Tacoma international airport is a smoke free facility. Smoking is prohibited in the airport. И снова Seattle-Tacoma international airport is a... Я сходил с ума от этого объявления. В первую же ночь после Черепахи, ко мне едва не привязались копы. В аэропорту вообще ночевало достаточно много людей - хомлесов, молодых экстремалов, таких как я безденежных, полиция относилась к этому как-то неопределённо, иногда некоторых забирали. Вот так же забрали длинноволосого парня, что спал недалеко от меня, потом подошли ко мне, посмотрели на позавчерашний штамп на багаже, что-то сказали по рации (я молча читал какую-то брошюру, но вид у меня был помятый) и нехотя отошли. Потом я стал каждую ночь проводить в разных концах аэропорта. Ходил умываться и чистить зубы в толчки, там они как хрустальные дворцы. Днём болтался с сумками по аэропорту. Потихоньку сходил с ума от безделья, нервного напряжения и от отсутствия русской речи. Питался спрайтом с синтетическими булочками, шоколадом, что привёз с собой, пару раз покупал бананы. Остальное в аэропорту было безумно дорого. Ждал понедельника как избавления от мук, старался не думать, что будет потом. Все желания превратились в одно - поскорее уехать из этого опостылевшего места, пусть снова в неизвестность, но уехать. Череда пассажиров, взлётов-посадок превратилась в один бесконечный поток чужой жизни. Казалось, понедельник не наступит никогда. Но он наступил.

С утра я, обвешенный своими громоздкими сумками, потопал в Вестерн Юнион, отделение находилось километрах в трёх от аэропорта. Пришёл, стал ждать открытия. Шёл дождь, я устал во всех отношения, на душе скребли кошки... Не такой виделась мне в Беларуси поездка в Америку.

Деньги мне прислали. 200 долларов. Мама одолжила их у соседей, как я узнал позже.

Я вернулся в аэропорт, купил билет до Анкориджа за 380 и у меня осталось ещё около сотни. Отличное положение перед полётом на Аляску.

5. Аляска.

Вылет был в пять. Сел в самолёт, грела надежда поесть горячего. Куда там. То же самое синтетическое дерьмо. Но немного пожевал. А сытые америкосы и это лопали с удовольствием. Со мной сидели две типично американские тётки с бэнжами на груди, участницы этих тупых американских групповых путешествий. Пытались поулыбаться мне, но хватило одного взгляда, чтобы это желание у них прошло. А я хотел спать. И поспал. Проснулся на подлёте к Анкориджу. Посмотрел в иллюминатор. Внизу были серые, в сером тумане горы, какой-то серый насупленный океан и небольшой унылый, тоже в тумане городишко, посреди этих мрачных гор. Настроение, и так бывшее на нуле, ушло в глубокий минус. И я буду здесь работать, если ещё повезёт, и жить три месяца? - спросил я себя с неверием. Да, буду. Иного просто не дано. Последняя мысль несколько встряхнула.

Приземлились часов в десять по местному времени. Ночь провёл в аэропорту, опыт позволял. Посмотрел в Жёлтых страницах телефон джоб офиса. С утра собирался звонить. Волновался, что они мне скажут. Не представлял, что буду делать, если не будет работы. И вот я набираю номер, на карту поставлено всё ... первым делом меня что-то спрашивают... что?.. нет, я ещё ни с кем ничего не заключал ... приехать к вам? ... работа...что? ... Работа была. И даже много, сказали, что почти каждый день приезжают персонал менеджеры с разных заводов и набирают работников. Как раз сегодня будут с двух заводов.

У меня камень с души упал. Я посмотрел адрес офиса и пошёл на стоянку перед аэропортом. Такси стоило десять долларов, автобус доллар, но до остановки нужно было топать по дождю пару километров через огромную стройку. Я прикинул свои финансы и потопал на остановку пешком. И заблудился среди громадных конструкций, рвов, каких-то складов. Вижу едет такси, думаю, надо выбираться, машу рукой. Машина останавливается. "Хай, говорю я, ай нид гэт то жоб офис". "Воч лэнгуидж ду ю спик", - спрашивает водила. "Рашн",-отвечаю. "Садись, довезу", - на чистом русском языке говорит шеф. Я в отпаде. Виталик, давно уже ставший гражданином США, а раньше живший в Магадане, прежде чем отвезти меня в офис, прокатал меня по городу, показал, где собираются русские (если что не сложится можешь сюда подойти, должны помочь), немного рассказал о себе. Тягостно ему, одинокому - жена ушла к америкосу - в стране дегенератов (его слова), но и домой в бедноту не хочется. Вроде поедет скоро в Россию-матушку искать себе другую половинку...

Поездили мы, поездили и приехали к жоб офису. Я подарил ему бутылку водки (он возил меня бесплатно, хотелось отблагодарить), не взял, "с кем пить-то родимую?" - горько посмотрел на меня. Зато дал мне долларов 15, выгреб мелкие купюры из бордачка. Держи, сказал, и удачи. Так и распрощались.

Он поехал таксовать. А я зашёл в здание жоб офиса. Здесь меня ждала моя американская работа. Но о ней в следующий раз.

Автор: Дима
Рассказ добавлен: 09.05.2003   22:28:01
Страна: Беларусь
Год поездки: 2001

Привет. Этот раз настал. Без лишних слов - вперёд!

6. Сара, Сьюард и Радим Каливода

Итак, я внутри жоб офиса. Прохожу пару метров - справа дверь. На двери надпись Seafood Jobs. Захожу. Большая комната, увешенная плакатами, схемами, сидят двое - толстая американка и колумбийской внешности мужик - говорят по телефонам. "Хай", говорю я, "ам Дмитри, ай колд ю диз монин..." Они - Мелоди и Нельсон - меня вспомнили, ещё раз выспросили не заключал ли я уже контракт с какой-либо сифуд компанией (я так понял, что заводы платят жоб офису за нанятых через офис работников), потом дали заполнять какие-то анкеты с дурацкими вопросами типа любимого животного, отношения к запаху рыбы, наркологического прошлого. Всё заполнил в лучшем виде за пять минут, сказали, теперь сиди, жди, скоро подойдут работодатели, будут с вами говорить. Да, забыл, я там уже был не один, понемногу подошло ещё человек пять безработных, америкосы, точнее отбросы американского общества - все небритые, какие-то затёртые, над анкетами сидели по полчаса. Виталик (таксист) предупреждал меня, что на процессинге и работают в основном такие люди. Это вообще адская работа, сморщившись говорил он, пашешь сутками в дерьме, кругом неудачники, пьяницы, нормальные люди туда работать не идут... Я смотрел на вновь подошедших, вспоминал слова Виталика, и становилось немного неуютно от перспективы провести три месяца среди такого замечательного контингента. И, пока ждал прихода персонал менеджеров, для себя решил, что поеду только туда, где встречу наших студентов. Ещё в Беларуси Лёша говорил мне, что на многих заводах работали русские ребята, и устроиться работать где-то со своими не проблема. Тогда я ещё не знал, что Лёша ошибался и в этом.

Как бы там ни было я сидел, ждал, наконец, пришла какая-то толстая тётка. "Хай гайз", - сказала она, "ам Сара фром Сьюард". И включила кассету. Это был 15-ти минутный ролик о заводе, весь его смысл заключался в том, что по экрану бегали десять полудурков в ярко-жёлтой резиновой спецодежде и по своему веселились - кидались рыбой, обливались из шлангов, катались на электрокарах, и знаете, что интересно, с первых минут я воспринимал ролик, как дешёвую завлекуху, а тупые америкосы, что сидели рядом, как увлекательное ШОУ. Для них по-моему вся жизнь это одно большое шоу, потому что нет трудностей, нет проблем, НЕТ НИЧЕГО в их готовой жизни, но есть ШОУ. Не очень понятно я выразился, да и спорно, конечно. Кто захочет подумает, а так - проехали. Ролик закончился, подошёл я к Саре, спросил насчёт русских в Сьюарде. Никого нет, сказала Сара, но есть студенты из Чехии, их много, несколько словаков, ожидаются поляки. А часы? - поинтересовался я. Сейчас мало, ответила Сара, 40-60 часов, наш сезон это июль и август, тогда много овертайма.

Это мне не подходило - без русских, слабый июнь... Я-то мечтал всё лето вкалывать по 100 часов, как рассказывал Лёша. Пока ничего не ответил Саре, стал ждать другого работодателя. И вдруг выяснилось, что он будет только завтра, причём и это не на 100%. Спросил Нельсона о других, он сказал, что будут несколько на неделе, причём из мест где, якобы, сезон уже во всю валит. И опять я встал перед сложным выбором: поехать в Сьюард или ждать несколько дней в надежде уехать в лучшее место. Вопрос решили два фактора, первый - деньги, у меня была сотня и прожить на неё несколько дней в хостеле означало остаться совсем без средств, тем более как таковой гарантии работы не было, второй - определённость, Сара сказала, что если я решу поехать в Сьюард, она сама меня туда сегодня же отвезёт и, я смогу начать работать уже через день.

И я выбрал определённость, экстрима с меня уже хватило. И поехал с Сарой в Сьюард. От Анкориджа до Сьюарда что-то около 130 миль, мы ехали на минивэне. Сара за рулём, в салоне кроме меня ещё трое - студенты из Чехии, два парня и девушка. Сара забрала их в аэропорту, у них заранее были приглашения на завод в Сьюарде. Тут надо сказать, что когда я первый раз услышал от Сары о 60-ти чехах на заводе, то сразу представил, как они в конце сезона, глухой северной ночью гасят меня и забирают все бабки. С первых минут поездки я понял, что гасить меня будут вряд ли: очень уж дружелюбными и открытыми были Радак, Питр и Каролина. Мы болтали, я балдел от этого общения - очень долго не говорил со сверстниками-студентами, плюс они немного понимали по-русски. А ещё наслаждались безумно красивой природой вокруг, вот уж воистину, увидеть и умереть. Словами это не описать, не буду и пытаться, просто все эти могучие заснеженные горы, вековые сосны, глубокие лесные ущелья, стремительные речки, зеркальные озёра, в которых плывут невиданной белизны облака... Да, это нужно видеть. Мы и смотрели и незаметно доехали до Сьюарда. Город этот небольшой, пять тысяч жителей, самое высокое здание - единственная пятиэтажка - какой-то отель для многочисленных туристов. Туристы со всего мира - европейцы, японцы, естественно много американцев, приплывают на огромных океанических лайнерах. Стоит корабль в порту пару дней, потом уплывает, через несколько дней приходит новый. Магазины, бары, рестораны не пустуют никогда. Сара показала город, потом завезла на завод. Точнее не на сам завод, а в tent city - палаточный городок, где жило большинство работников. Мы вышли из вэна, прошлись по тент-сити, было много свободных палаток - пик сезона ещё не начинался, и народу на заводе пока было немного. В тент-сити на тот момент жило около 20-ти американцев и столько же чехов. Было где-то 5-6 вечера, тёплая солнечная погода, голубое небо, чехи сидели у своих палаток, отдыхали, курили, слышался смех. И я понял, что работать здесь не так уж и страшно, как описывал Виталик. И приободрился.

Выбрал себе палатку в центре тент-сити, сходил к хозяйке городка, взял сетку (примерно то, на чём спят в наших общагах), устроил себе кровать, разложил вещи (палатка, кстати, никак не запиралась, кроме большой молнии - но за всё время я не слышал, чтобы что-то у кого-то пропало в тент-сити, вот вам уровень самосознания... да и жизни пожалуй). Потом доел остатки белорусского шоколада, взял фотоаппарат и пошёл прогуляться по Сьюарду. Много фотографировал, наслаждался видами гор и океана, приходил в себя от стрессов последних дней. Вернулся в тент-сити к закату. У моей палатки стояли и болтали два чеха, смеялись. Поприветствовал их, спросил как работа. "Не очень", - на английском, но со смешным мягким акцентом ответили они. Сказали, что пока мало часов, но они параллельно работают на кэбин-клининге - мойке мотелей, стилизованных под старые железнодорожные вагоны. Так что ничего, улыбались чехи, - скоро будет много рыбы, много часов, много денег, о да! - так все сторожилы говорят!... Очень скоро!... Эти простые чешские ребята выглядели такими жизнерадостными, оптимистичными, что я тоже стал улыбаться, настроение поднялось. Одного из них звали Мирек, другого Радим. Я сдружился с обоими, но особенно с Радимом. Ему было 26, невысокий, круглолиций, всегда забавный и в то же время очень надёжный товарищ. Потом, когда тент-сити стал заполняться вновь прибывавшими, и в каждой палатке должны были жить по два человека, Радим съехал от Мирека и переселился в мою палатку. Мы здорово друг другу доверяли, рассказывали о своей жизни на Родине, делились всем, что было у другого, даже работой... Но всё это было немного позже.

А пока я засыпал в своей(!) собственной(!!) кровати(!!!) - первый раз в кровати, с момента ночёвки в Колумбиа Юниверсити, т.е за последние 7 дней. И это было круто! Что не говорите, а когда есть крыша над головой, пусть это даже жалкая брезентовая палатка на краю маленького северного городка, когда есть крыша над головой - это круто! Это почти как дома. Я и чувствовал, что похоже нашёл свой дом на ближайшие несколько месяцев. И был спокоен насчёт своего будущего. И первый раз в Штатах как следует отоспался. С утра проснулся бодрым, отдохнувшим и пошёл на завод узнавать как там дальше. Дальше, всё было отлично.

7. Процессинг, fucking fish и бабло.

На заводе всё было просто: заполнил какие-то заявления, подписал пару бланков, получил сапоги и талоны на питание. О, эти талоны!!! Как только мне их выдали, сразу полетел в кук-хауз и за один талон номиналом в 3 бакса отожрался (только это слово здесь и уместно:) за всю неделю голодания! Не поверите, съел столько, сколько дома наверное и за три дня не ем! Голод и халява - волшебные слова! Повара-китайцы смотрели на меня с отвисшей челюстью. "Вэр ю фром?" - спросили они, когда я набирал очередную тарелку какого-то мексиканского жаркого. "Раша", - жуя, ответил я. Они всё поняли. Потом всегда здоровались, советовали что взять получше, уважали короче. Да и не только они. С самого первого дня я заявился на работу в старой отцовской афганке. Звёздочки, советские эмблемы - всё как полагается. Каждый тупой америкос спрашивал солдат ли я. "Шуре!" - отвечал я. "Хау мэни пипл дид ю кил?" - это был следующий вопрос. "Мэни!" - коротко говорил я. Америкосы были в восторге. Я стал кем-то вроде местного героя. Чехи были не такие тупые, просто спрашивали, служил ли я. Улыбались, когда америкосы рассказывали им, что я в Чечне мочил бандитов сотнями. А мне было пофиг. Я просто хотел делать бабки. И делал, русское происхождение и известность в этом помогали.

Самый первый день, 14 июня, работал 10 часов. Работа была простая - стоять у движущегося конвейера и вакуумным насосом доставать из рыбы внутренности. Со стороны как дирижёр с дирижёрской палочкой, только вместо палочки такого же размера насос со шлангом, а вместо нот непрерывный поток лосося, размером с руку. Работа физически не особо тяжёлая, а вот морально... Стоишь и скребёшь, стоишь и скребёшь, стоишь и скребёшь, стоишь и скребёшь, стоишь и скребёшь, стоишь и скребёшь, стоишь и скребёшь этого долбанного лосося. А кругом, со всех сторон льётся вода, стоит ужасный шум механизмов, под ногами ковёр рыбьих кишок, крови, рядом стоят десятки таких же как и ты зомби в жёлтых резиновых балахонах, с сеткой на волосах и с затычками в ушах и скребут, скребут, скребут лосося... После первого дня, думал, что не то что за три месяца, за три дня может крыша поехать - кто делал однообразную физическую работу долгое время сможет меня понять. Потом, за пару недель, привык.

На второй день, когда закончили работу (а было снова 10 рабочих часов), увидел как некоторые чехи, человек пять, не пошли переодеваться, остались, схватили шланги, стали поливать из них пол, конвейерные ленты. Спросил у Радима, чего это они делают. Убираются, сказал Радим, лишние часы. Тогда, не долго думая, я подошёл к коренастому мексу, который вроде руководил процессом. "Хай", сказал ему, "ам Дмитри фром Раша энд ай вонна хэлп ю вис клин-ап". Эктор, так его звали, посмотрел на меня, насупился чего-то, дал мне в руки шланг. "Гоу энд мэйк ол зэ бакитс клин", - показал на вёдра из-под икры. Так я стал членом клин-ап команды. Мы оставались после окончания работы и мыли завод от рыбьих потрохов. Санитария, понимаете. Заправлял всем Эктор, в команде было ещё три-четыре мекса и столько же чехов-студентов. И я. Это была привилегированная команда, попасть в неё было сложно, не знаю, почему Эктор сразу взял меня. Основным принципом клин-апа было не торопиться. До сих пор с улыбкой вспоминаю как по пять минут стоял перед каким-нибудь маленьким подносом и выливал на него центнер воды из шланга, мыл. Мы чистили всё полтора-два часа каждый день. Всё это был овертайм. Неплохо, правда? А через несколько дней в клин-ап команду попал и Радим, я постарался. Вместе и работали. Кстати, помните тот ролик в жоб офисе, где все веселятся? Это было про клин-ап! Начальства не было, мы прикалывались как могли: неожиданно обливали друг друга из шлангов, толкались телегами... было весело. Весь июнь работали по 60 часов, за 7$/час, овертайм 10,5.

В июле попёр лосось, на заводе открылся консервный цех (кэннэри), и я перешёл работать туда. Работа мне досталась классная. Сам постарался - в конце июня сходил к форэмену кэннэри, походил с ним по пустому ещё цеху, пообсуждал рыбообрабатывающие станки, роликовые ленты (помните Минский Тракторный? - в железе я разбирался неплохо), в общем, проявил заинтересованность и тем понравился Майку - второму лицу на заводе, ответственному за кэннэри. Он вообще был отличный мужик, мы с ним здорово сработались. Деловой, строгий, справедливый - всё это про Майка. Он дал мне очень ответственную работу. Работу для мозгов. Если вкратце - в начале завода, у пристани, стоят семь огромных ёмкостей, туда с кораблей сгружают рыбу. От ёмкостей отходит один рукав, который разветвляется на четыре технологических линии. Вдоль них стоят процессоры и скребут лосося, которого потом другие процессоры запихивают в консервные банки. И где был я? Я был наверху. На этих здоровых ёмкостях - бинах. Специальными рычагами я распределял из какого бина на какую линию в данный момент пойдёт рыба. Надо было иметь очень хорошую память, глазомер, просто как следует соображать, чтобы цех работал без перебоев. Сначала было очень тяжело - всё так быстро... разные виды лосося... что... куда... так быстро - в первый же день я прилично напортачил, две линии бросили работать и кто чем собирали тонны две лосося, что оказался по моей вине (неопытности!) на полу цеха. Майк не сказал ничего. Зато я сказал ему, что больше такого не повторится. И не повторилось. Я работал очень ответственно. За весь сезон больше не было ни одной ошибки. Потом, в начале сентября, когда я уезжал, Майк сказал мне, что я был лучшим на этом месте за последние лет десять. И это была отнюдь не шутка.

Дни летели, в июле-августе мы работали по 100 часов, мой рекорд 104. Мне повысили базу, я получал уже 7.50. За всё время было только два выходных, когда не пришли корабли с рыбой. Один день мы играли с чехами в футбол, другой - взяли у супервайзеров велики и поехали с Радимом за 15 миль на местный ледник - сверхпопулярное у туристов место. Было невероятно интересно. Природа!......

Жильё было бесплатным, на питание в неделю уходило максимум долларов 40, в городе я ничего не покупал - деньги на счету, что я открыл в местном банке, прибавлялись в завидном темпе. Я был доволен ситуацией - мы много работали, у меня был настоящий друг (мы до сих пор переписываемся с Радимом и всё мечтаем съездить друг к другу в гости, но пока не хватает времени) и кроме всего прочего я стал на заводе очень заметной фигурой - единственный русский (к тому моменту на заводе работало около 100 американцев, вместе с мексами, где-то 60 чехов, 10 словаков, один поляк - тоже неплохой парень, и я), - бывший солдат (в действительности в армии я не был, если кому интересно), - негласный лидер команды клин-апа. К тому же я работал единственным бин-боем, и только я и Майк знали, сколько на сегодня будет рыбы, какие линии будут работать дольше. "Дмитри, хау мэни аурс тудэй?" - спрашивали меня в день по двадцать раз и не только простые процессоры, но и многие супервайзеры. Я отвечал. Майк хмурился или улыбался - понять было сложно.

Ложился спать я в час, в два ночи, подъём в семь утра и сразу на завод, там чай, печенье, фрукты и в цех. Наверху, на своих бинах мне было неплохо. Майк объяснит, что у нас на сегодня и уйдёт. А я с середины июля так наловчился со своими механизмами управляться, что подёргаю за рычаги пять минут и следующие десять сижу, смотрю, как внизу друзья-процессоры лосося мучают. Или петь начну, не хватало русской речи, тосковал по ней, вот и пел. Кино - Группа крови, Любэ - Солдат, Наутилус - Гудбай, Америка (вообще называется Прощальное письмо) - это я пел по десять раз на день. В цехе шум страшный, все с затычками в ушах, встану у края бина и реву вниз: А на рассвете вперёд уходит рота солдат, уходит чтоб победить и чтобы не умирать... Здорово помогало сбить тоску по дому, усталость от чужой культуры. Иногда ко мне наверх заходил Майк, стояли с ним, говорили о России (он в своём универе 30 лет назад учил историю России), он рассказывал мне как Питер Зэ Грэйт отстраивал Петербург, много о чём интересном рассказывал, мне было с Майком интересно. А ему со мной. Я это чувствовал. Так и проходили дни.

26 августа был последний рабочий день и объявлялся layoff - конец сезона. В тот же день была большая вечеринка, устроенная компанией - море пива, лосося, икры, халибута - чего только не было. Разыгрывалась лотерея с кучей призов, я выиграл только 30 баксов, и то своими мозгами в конкурсе. Радим выиграл сотню зелени и горный велосипед, вместо которого тут же взял ещё двести баков. Все квасили по полной, чехи разошлись по палаткам только к утру. Весело было. А на следующий день половина завода разъезжалась кто куда. Америкосы по домам, а студенты - кто на учёбу, кто немного покататься по Америке.

Потом, следующую неделю некоторые, в том числе и я с Радимом, ещё работали, на остатках сырья, что-то доделывали, получилось там часов 80, что тоже было неплохо.

А на этом и закончился сезон на Аляске. We had great time - размашисто написал мне на память на фотографии Солар, жизнерадостный здоровяк из Фэйрбэнкса, и дописал - And we worked fucken hard!

Я был с ним полностью согласен.

Надо было думать, что делать дальше. Мне предлагали остаться на заводе на месяц и работать по 40 часов, разбирать оборудование. Я не согласился. Завод уже порядком надоел, плюс погода на Аляске портилась - дожди, холод. Домой собирался 1 октября - где же поработать оставшийся месяц, думал я, куда податься. И решил поехать к солнцу. И к русским ребятам. Оушен Сити, Мэрилэнд, думал я, или Рехобот Бич, Дэлавер. Так и не решив до конца в какой город отправлюсь, я купил билет из Анкориджа в Сиэтл, поставил соответствующую дату вылета на своём билете из Сиэтла в Йорк. И готовился уезжать из Сьюарда. Подарил Радиму бутылку водки и новый камуфляж. Радим тоже сделал мне подарок - классную футболку с картой Аляски на груди. Я в ней часто хожу по Минску. За два часа до автобуса пробежались с Радимом по городку, купил домой сувениры с Аляски. Потом пришёл автобус, я попрощался с Радимом (нелёгкие минуты были, откровенно говоря) и уехал из Сьюарда. В аэропорту Анкориджа на фоне грусти от расставания с друзьями, с привычной обстановкой, вдруг понял, что лечу-то снова в неизвестность. Пусть теперь я с большими деньгами, но работу и жильё искать придётся всё равно. И стало мне от этой мысли как-то неприятно, захотелось домой, к чёрту сентябрь, может домой? Но это был только миг слабости.

Я сел на самолёт, было две пересадки в Сиэтле и в Сент-Луисе и вот глубокой ночью 4-го сентября мы подлетаем к Нью-Йорку. Самолёт полупустой, небо красивое, ночной Йорк ещё более прекрасен, моё душевное состояние стабилизируется, мне как-то хорошо в этом мерно гудящем самолёте и я думаю, что бог с ними с деньгами, хватит мне, буду воспринимать сентябрь, как месяц релакса, что потрачу, то потрачу, что заработаю, то заработаю. С этими мыслями выхожу из самолёта. Но психология интересная штука - взять такси и поехать спать в отель, заплатив за всё баксов 70? - нет, пожалуй, это всё-таки не для меня. Иду в какой-то открытый ночью терминал JFK, там много людей, устраиваюсь на лавочке и пытаюсь поспать. И, кстати, это была моя последняя ночь в славных американских аэропортах. Я, конечно, нисколько не поспал, но зато дождался утра и на метро, один, поехал в Порт Ауторити. Там, стоя перед кассиршей, до последнего решал куда взять билет. И взял в Рехобот. Погулял часик по Манхэттэну, жизнь там кипела, никто и не предполагал, что через неделю здесь будет творится ад, обозначенный 9/11. Потом вернулся в Порт, сел в грэйхаунд и поехал навстречу новым и последним моим американским приключениям.

8. Рехобот, русские и Гертруда.

Поездка на автобусе была интересной: много городов, в том числе Филадельфия, картины американской не городской жизни, поля, леса, хайвеи... Приехали в Рехобот часов в пять вечера, погода была замечательной: голубое небо, мягкое солнышко, лёгкий ветерок. План у меня был снова прост: пожить денька два-три в хостеле или дешёвом мотеле, найти за это время работу и недорогое жильё. И снова всё оказалось сложнее, чем я предполагал изначально.

Хостелей в Рехоботе не было вообще, мотелей дешёвых поначалу я тоже не встретил, заходил в парочку на пути от бас - станции до боардволка - ночь стоила 50 баксов - половина месячной зарплаты среднестатистического белоруса. Пока решил не платить, до вечера побродить, осмотреться. По дороге к боардволку заходил в магазины, рестораны, фаст-фуды, спрашивал о работе. Предлагали заполнить аппликации, кто-то назначал интервью через несколько дней, но таких, кто сказал бы, о-кей, дружище, можешь начинать завтра, не было. Подумал, что поиск работы может неприятно затянуться. Вышел на боардволк. Перед глазами голубой широченный океан, народ загорает на песочке - идиллия! А у меня снова ни работы, ни жилья. Зато толстая пачка баксов в потайном кармане и кредитка с солидной суммой на счёте. Постоял в раздумьи, что делать дальше-то, куда податься. Ничего не придумав, решил просто пройтись по боардволку. Идея оказалось отличной - прошёл метров пятьдесят, смотрю и не верю своим глазам - человек десять парней на пляже играют в футбол! И две девчонки впереди меня кричат им - Витя, давай! Сергей!... Я к ним! Привет! - говорю, а на лице счастливая улыбка - не видел русских три месяца! Девчонки оказались с Минского иняза, парни, что играли на пляже - в основном с Красноярска. Поговорил с ними, спросил о Диме, с которым вместе летел в Штаты (он как раз и собирался в Рехобот). К моему удивлению Диму они не только знали, но и работали с ним вместе. Это была удача. Зовите его, говорю. Позвали. Жил он в десяти метрах от места, где бегали футболисты. Вышел сонный, не сразу узнал меня. Америка его изменила (он и не вернулся домой). Без особого энтузиазма выслушал мою ситуацию. Я попросил его помочь с жильём на пару дней и с работой. Без особой радости, но Димка всё-таки выручил меня. Отвёл на квартиру, где жили трое или четверо наших девчонок (Минск, Казань, Красноярск) и несколько словаков - две девчонки и парень.

Я прожил у них два дня. За эти дни нашёл работу хаузкипером в гэст-хаузе, проработал полдня (три часа) и ушёл оттуда - с неприятным изумлением неожиданно узнал, что это гостиница для голубых и лесбиянок. Хозяин тоже был голубым. Как только я узнал обо всём (почитал книгу отзывов, что случайно попала мне в руки - там были та-акие подробности...), сказал ему гуд-бай и ушёл. Лучше совсем без работы, чем на такой. Но тут же нашёл другую, посудомойщиком в ресторане Атлантик-Сэндз, в нём, кстати, работали почти все русские ребята, которых я встретил на пляже.

А на следующий день замечательная казанская девушка Аделя, познакомила меня с престарелой американкой Гертрудой, которая в своём доме сдавала комнаты студентам. И я стал жить в доме Гертруды, в отдельной небольшой чистой комнате за 50 гринов в неделю. Жил там весь сентябрь. Это было отличное время. Работал в ресторане с трёх дня до одиннадцати-двенадцати вечера. Работа нравилась: кругом русские, американцы-повара картины тоже не портили, были весёлыми, общительными людьми. Конечно, были и уроды, как, например, старший менеджер Скотт, занижавший отработанные часы и дававший всем какие-то ненужные поручения, но я не обращал на них внимания, всё равно скоро уезжал. И с Гертрудой мы тоже стали очень хорошими друзьями. Ей было лет 65, любила Россию, почти каждый год по весне ездила отдыхать, ну не поверите! - в Сочи! В доме у неё было полно русских вещей - самовары, картины, иконы. Я чувствовал себя в этом доме очень комфортно. Мы с Гертрудой много говорили, иногда она возила меня сделать шоппинг, помогала выбирать подарки моим родителям и друзьям. По утрам я не работал и почти до середины сентября каждый день ездил на велике на пляж, там загорал, плавал в океане. Был один (остальные русские работали на двух-трёх работах, а я расслаблялся после Аляски), но всё равно на берегу океана было здорово.

Дни летели и незаметно подошло время уезжать. Утром 30-го сентября отходил автобус на Нью-Йорк. Перед отъездом по инициативе Гертруды мы позавтракали в самом шикарном ресторане города, где Гертруда работала в молодости, потом она отвезла меня и мой багаж на бас-станцию. Там уже ждал Паша, парень с Красноярска, который, как и я, летел домой 1-го октября из JFK. Подошёл автобус, Гертруда обняла меня на прощание, кажется прослезилась. Я, честно говоря, не ожидал такого от неё... Оказывается и у американцев есть способность к глубоким душевным переживаниям. Пообещал позвонить, когда приеду в Беларусь (И, конечно, позвонил).

Потом мы с Пашей приехали в Йорк, побродили по городу, покатались на паромах, посмотрели на Статую Свободы, за 50 баксов сходили в знаменитый Мэдисон Сквер Гадэн на выставочный матч НХЛ - Рэйнджерс - Бостон Брюинз. Получили море впечатлений. Переночевали в относительно приличном месте за 40 долларов с человека и с утра на метро приехали в JFK. Там, попрощавшись, сразу разошлись - Паша летел в Москву через Амстердам вроде, а я в Минск через Франкфурт.

В самолёте я наслаждался каждой минутой полёта. Потягивал вино, слушал красивую музыку, задумчиво смотрел в иллюминатор, вспоминал всё, что было со мной в этой чужой, но такой притягательной Америке. Чувствовал лёгкую грусть - понимал, что это было самое большое приключение в моей жизни, равного которому может больше и не случится... Во Франкфуртском аэропорту поиграл в казино - благополучно продул 15 марок, в дьюти-фри купил французкого вина домой. А потом короткий полёт над Европой. И аэропорт Минск-2. И родители с младшим братом, которых я не видел долгих четыре месяца.

Я едва не бежал им навстречу, эмоции захлёстывали, мы крепко обнимались, у мамы из глаз текли слёзы... И я понял, что я дома.

Ист ор вест - хом иэ бэст. Это правда. И я был счастлив вернуться домой.

Эпилог

После возвращения недели две у меня был обратный культурный шок, мне казалось, что я попал в каменный век. Серость, убогость жизни, неказистый, топорный сервис кругом, нищенские зарплаты - было тяжело опять привыкнуть к этому. Кажется, я так и не привык, просто приспособился. Понял, насколько легче жить в сытой Америке. А ещё понял, что, несмотря ни на что, буду жить в своей стране. И пытаться что-то изменить в существующем положении вещей. И начал с себя - на американские деньги открыл небольшой бизнес, потихоньку расширяюсь. Учусь многим вещам. И, знаете, верю в лучшее. Америка показала мне к чему нужно стремиться. И убедила в том, что даже один человек это сила, что один единственный человек может изменить многое.

И если не мы будем бороться за благополучную жизнь в наших странах, то кто?

Кто?

Вот, пожалуй, и всё, что я хотел рассказать о своей поездке. Удачи всем кто едет в этом году, возвращайтесь здоровыми, богатыми и полными впечатлений!

Счастливо, ребята!

http://www.intexusa.ru/ru/stories/detail.php?ID=2494
http://www.intexusa.ru/ru/stories/detail.php?ID=2496
http://www.intexusa.ru/ru/stories/detail.php?ID=2498

Естественная среда обитания этих самых лососей. Юмористическое описание поездки белорусской девушки в Аляскинскую деревню, год 2002.

Будни лососей. Продолжение истории

Одно лето на Аляске из жизни российского студента

Подборка советов категории "как не пропасть поодиночке"

Рыбная промышленность Аляски. Подборка ссылок и полезной информации.

Рассказы бывалых поработавших на Аляске по Work & Travel

Рассказы бывалых Work & Travel II (Поездка на Аляску по визе H2B)

Рассказы бывалых Work & Travel III (Севард 2006, рыбзавод)

Адреса для трудоустройства и учебы, полезная информация, советы

Au Pair для студентов

Перечень компаний (Designated Sponsors), которые беруться оформлять спонсорство по программам Work & Travel http://exchanges.state.gov/education/jexchanges/about/catalog.htm

Новое в программе Work & Travel на сайте Посольства Соединных Штатов в Москве

Интерактивная страничка сайта Russia-Alaska


Как перейти с визы J1 Exchange visitor на визу F1 Academic student или M-1 Vocational student
Как получить Green Card
Образование в США, советы специалистов
1000 Полезных Мелочей
Заметки и статьи
Жизнь как жизнь
На главную Russia-Alaska