IZVESTIA.RU - ОБЩЕСТВО
(www.izvestia.ru/community/article27813)

ДЕЛО РОДИТЕЛЕЙ

Итальянец и россиянка не могут поделить ребенка
Ирина ПОДЛЕСОВА

Мать лишила двухлетнего сына имени, отца и Pодины

Недавно вступило в силу беспрецедентное для российской юстиции решение. Зюзинский межмуниципальный суд Москвы аннулировал регистрационную запись и свидетельство о рождении гражданина России Максима Ручки. Максим Ручка оказался сенсационно исчезнувшим в апреле прошлого года гражданином Италии Алессандро Ортини. Ситуация осложнялась тем, что бывшему Максиму - нынешнему Алессандро всего 2 года и 2 месяца от роду...

Мужчина и женщина

Эта история начиналась как любовный роман, а продолжилась как детектив.

...В 1998 году некая Оксана Ручка, москвичка лет тридцати, оказалась на обувной выставке, где и познакомилась с сорокалетним Паоло Ортини - приехавшим из Италии предпринимателем средней руки. Возникли романтические отношения. Оксана стала приезжать в Италию, а Паоло бывал в Москве, хотя о женитьбе не помышлял.

В очередной приезд в феврале 2000 года Оксана сообщила возлюбленному, что беременна и что именно он - отец будущего ребенка. Итальянец было усомнился, но неделя уговоров и ласк не прошла бесследно: Паоло почувствовал себя будущим отцом. Кстати сказать, детей у синьора Ортини до тех пор не было.

10 ноября 2000 года в больнице матери и ребенка города Анкона Оксана родила мальчика. А 15 ноября новорожденного зарегистрировали в отделе регистрации населения города Порто Сан-Эльпидио под именем Алессандро Ортини. Паоло оплатил медицинские расходы и забрал их из больницы домой. Синьор Ортини содержал не только малыша и Оксану, но и ее мать. Началась счастливая семейная жизнь.

В апреле 2001 года Оксана решила, что было бы неплохо показать мальчика русским родственникам. В Москве прожили неделю. Пришла пора возвращаться. В "Шереметьеве" Паоло отправился на поиски багажной тележки. Когда вернулся, Оксаны на месте не было. Попытался выяснить у таможенников, не проходила ли женщина с ребенком... И тут в кармане зазвонил мобильный. Оксана чужим и злым голосом сказала: "Я не хочу тебя видеть. Ребенок не твой, ты - не отец. Не ищи нас".

Паоло даже не сразу понял, что произошло.

Он полетел в Италию один. Остаться не мог - кончилась виза. Из дома сразу же принялся звонить Оксане по всем ее телефонам, дозванивался до родственников и подруг. Ему никто ничего не говорил.

Однако по документам Паоло Ортини значился отцом Алессандро. Ребенок был зарегистрирован в его доме. Педиатр уже начинал интересоваться, где он: надо делать прививки. Снять с себя ответственность за ребенка Паоло не мог. Так и не добившись разговора с Оксаной, он обратился к адвокату коллегии "Клишин и партнеры" Елене Царан - специалисту по семейному праву.

Женщина и мужчина

Оксана Ручка от встречи с журналистом отказалась наотрез. Ее адвокат Максим Виноградов в беседе с корреспондентом "Известий" излагает версию русско-итальянской любви со слов Оксаны. Фабула примерно та же. Встретились. Познакомились. Чувства, любовь, свидания.

- Я хочу видеть тебя в Италии, - сказал Паоло. - Но, к сожалению, я женат. Только формально. Но у нас такое сложное законодательство...

И обещал развестись. Оксана поехала.

В Москву приехали вместе, вместе прожили здесь несколько дней. Никто в аэропорту не сбегал. Были ссоры и выяснения отношений из-за неопределенного статуса Оксаны: жена - не жена, невеста - не невеста... Уехал Паоло один. Молча, внезапно и без предупреждения. С собой не позвал. И тишина. Ни звонка, ни письма.

- Представьте ситуацию, - рассказывает Максим Виноградов. - Никаких документов на сына нет. Малыш даже не вписан в паспорт матери. Ни в поликлинику обратиться, ни в ясли отвести. Мама зарегистрировала ребенка в обычном загсе как российского гражданина Максима Ручку.

Ортини позвонил через несколько недель: "Ты украла ребенка! Я знаю, что ты его зарегистрировала на другое имя". Еще через некоторое время Оксана узнала, что Паоло подал иск об оспаривании отцовства, просил суд назначить экспертизу.

- На экспертизу Оксана не пошла, - говорит адвокат. - Зачем? Кому нужен папаша, который требует доказательств, что он отец? А общаться с ребенком ему никто не препятствует. Он приезжал раза два-три за полтора года. У Оксаны есть снимки. Встречаться чаще не просил. Материально в воспитании ребенка не участвовал. А ведь богатый -- дома, машины, фабрика. Оксане постоянно звонит, интересуется, была ли на суде. Пишет письма на шести страницах - то страстные: "Любимая, приезжай...", то злобные: "Ты сволочь, украла ребенка..."

Паоло, по мнению Оксаны, человек непредсказуемый. Больше всего она боится, что он украдет ребенка. Адвокат Оксаны считает, что ребенок нужен Паоло только из-за амбиций.

Мужчина и женщина, особенно если они расстались, по-разному видят одни и те же вещи. И почти невозможно разобраться, кто прав. Но когда выявляется маленькая ложь, весь рассказ вызывает сомнения. Когда Оксана и Паоло встретились, его бракоразводный процесс уже завершался, а чуть позже появилось и решение итальянского суда. Ей был предложен вариант соглашения: Ортини не возражал, чтобы ребенок жил с матерью, обязался содержать его, был даже указан размер алиментов. Но Ручка на соглашение не пошла. А ее адвокат, как вспоминает Елена Царан, сообщил, что у его клиентки нет определенной позиции, но "большинство ее знакомых советуют ей максимально использовать Ортини в материальном плане"...

Суд да дело

У зарегистрированного в районном загсе Максима Ручки "местом рождения" значится "Москва", а в графе "отец" написано "неизвестен". Свидетельство о рождении Максиму Ручке выдано 18 мая 2001 года: "новорожденному" было уже полгода!

Свидетельство о рождении мальчика было выдано загсом совершенно законно. Согласно статье 14 федерального закона "Об актах гражданского состояния", зарегистрировать новорожденного можно не только по справке из роддома или от врача. Достаточно свидетельских показаний, если роды прошли без оказания медицинской помощи. "Свидетельницей домашних родов" Оксаны Ручки стала ее мать.

Адвокату итальянского отца удалось добиться вмешательства в это дело прокуратуры. Зюзинский межрайонный прокурор в интересах несовершеннолетнего Алессандро Ортини подал исковое заявление в суд об аннулировании актовой записи о регистрации Максима Ручки. Иск поддержали не только представители истца, но и загс, и орган опеки и попечительства. Судебное заседание несколько раз откладывалось из-за неявки ответчицы. В конце концов процесс состоялся в отсутствие Оксаны Ручки и ее адвоката. 13 ноября этого года Зюзинский межмуниципальный суд Москвы признал, что запись в Книге записи актов гражданского состояния сделана на основании фальсифицированных показаний, а потому подлежит аннулированию.

Мосгорпрокуратура возбудила дело против Оксаны Ручки по части 3 статьи 327 УК (использование заведомо подложного документа). Но Зюзинская прокуратура приостановила его. Однако Мосгорпрокуратура считает, что решение о приостановлении дела не имеет под собой оснований. И контроль за дальнейшим ходом дела взяла на себя.

- Был явный подлог, - сказала "Известиям" старший прокурор отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних Мосгорпрокуратуры Руслана Филиппенко. - За это виновные должны отвечать по закону. А то получается, что можно привезти ребенка из-за границы, как в данном случае, или украсть, в конце концов, и зарегистрировать на другое имя, а "свидетели" всегда найдутся.

Свой среди чужих, чужой среди своих

28 ноября решение суда по поводу Максима-Алессандро вступило в законную силу. Запущена процедура исполнения судебного решения. Суд направит исполнительный лист в паспортный стол по месту жительства Оксаны и ребенка с уведомлением об аннулировании свидетельства о рождении Максима Ручки. Больше ни одна сделка с участием этого несуществующего ребенка не будет оформлена, ни одна справка не будет выдана на его имя. В лицевой счет в ДЕЗе вместо Максима Ручки будет вписан Алессандро Ортини.

- Нет ничего страшного в том, что маленький Алессандро будет итальянцем в России, - говорит адвокат Елена Царан. - У него те же права, что и у россиян, - на медицинскую страховку, на образование. Разве что он никогда не сможет служить в Российской армии.

Паоло Ортини, добившись возвращения ребенку законного имени, теперь хочет получить объективные доказательства своего отцовства. С одной стороны, за полгода он успел привязаться к малышу, почувствовал себя отцом, с другой... В ушах до сих пор стоит злой голос Оксаны: "Ты не отец..."

- Если бы я был совершенно уверен, что я отец этого ребенка, я бы приложил все усилия, чтобы ему не пришлось никогда краснеть за своего отца, - говорит Паоло. - Других детей у меня нет. Я готов был бы содержать его. Его мать вправе устраивать свою личную жизнь по своему усмотрению. У ребенка же должен быть настоящий отец.

Для того чтобы провести экспертизу, Паоло и подал иск об оспаривании отцовства. Но в такого рода делах экспертиза не может быть принудительной, а Оксана категорически от нее отказывается.

Она тем временем подала иск в Италии о взыскании алиментов с Ортини. За те полтора года, что Оксана с Алессандро живут в России, она просит суд взыскать с Паоло Ортини 21 тысячу евро. Ну и текущие алименты.

- Я за это время много интересного о себе узнал, - говорит Паоло Ортини. - То, что я ее бросил, ладно, может, она так видит ситуацию. То, что она меня никак не может разыскать, по меньшей мере удивительно. Но поразили меня размеры моего состояния. Оксана пишет, что у меня огромная недвижимость, яхты... У меня же никогда в жизни даже лодки не было!

Совсем недавно Паоло вновь приезжал в Москву. Вместе со своей мамой - надеялся таким образом как-то установить контакт с Оксаной. Они встретились. Оксана приходила к нему в гостиницу. Даже ребенка показала. Но такой злой Паоло ее никогда не видел. Общения с ребенком не получилось, хотя Паоло так ждал этой встречи. И его мама тоже надеялась пообщаться с внуком...

Что имя?

Похоже, что подобные дела перестают быть в России правовой экзотикой. В Чертановском суде Москвы рассматривается аналогичное дело - права своего ребенка, лишенного гражданства по воле матери-россиянки, отстаивает гражданин Мальты.

Максим Ручка стал Алессандро Ортини. Что означает эта смена имени? Шаг на пути к цивилизации и правовому государству? Или свидетельство того, что институт семьи давно и основательно разрушен в современном мире, в Италии так же, как в России? Попытку выровнять перекошенное российское семейное право - от автоматического предпочтения материнского в сторону учета отцовского?.. Ясно, что любой суд скорее всего не даст Оксане отлучить ее итальянско-русского сына от отца, если тот уверится в своем отцовстве.

Но эта история, разрешившись по праву, не завершилась. Она разрешится, только когда мальчик вырастет, будет способен вникнуть в смысл происшедшего и сам выберет себе имя. И гражданство тоже. Он вырастет и однажды прочитает лучшую в мире историю любви - разумеется, итальянскую - и в ней слова, как будто обращенные к нему: "Что имя?.." Что имя, что гражданство, что национальность, что враждующие кланы - если роза пахнет розой... И никакие лабораторные проверки отцовства, равно как и материнские успехи во взыскании крупных алиментов, не повлияют на его выбор. Что может повлиять, так это добро и любовь с той и другой стороны.

Ссылки в тему из России

Русская Аляскинка Саша, история обретения семьи

Чужая кровь моих детей. Почему мы усыновляем так мало детей?

... Когда пятилетняя Настенька впервые увидела американского дядю Джо ...

Похищенные девочки хотят вернуться на Родину похитителей

Дети России переезжают в США

Интерактивная записная книжка сайта Russia-Alaska

Заметки и статьи

Жизнь как жизнь

На главную Russia-Alaska