Чечня

13.03.03      8 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ. Что стоит за желанием "восстановить" Чечню

Журналисты "Независимой газеты" посчитали, что украдено 128 миллионов долларов денег, выделенных Чечне. На самом деле исчезло гораздо больше. Примерно 8 миллиардов.

Сегодня нас интересует ее финансовый аспект, в связи с недавним заявлением главы Госстроя Николая Кошмана, сообщившем, что на восстановление Чеченской Республики в 2003г. выделено 7,5 млрд руб. При этом, чиновник отметил, что на состоявшемся 5-6 марта заседании Госстроя по Чечне была утверждена программа восстановления республики. На следующей же неделе, 15-16 марта в Грозном состоится совещание, на котором будут определены генподрядчики по проведению восстановительных работ. Глава Госстроя рассказал, что в первую очередь будет восстанавливаться Грозный, где необходимо воссоздать водоснабжение, коммуникации, теплоснабжение и электроснабжение (по всей видимости, для того, чтобы было что разрушать во следующей антитеррористической операции). Параллельно с этим, по словам главного строителя, будут вестись работы по восстановлению индивидуального и муниципального жилья, на что выделено 465 млн руб. Вместе с тем также особое внимание будет уделяться воссозданию больниц, школ, зданий социально-культурного быта. Примечательно, что Кошман предвосхитил журналистские вопросы и сообщил прессе, что для усиления контроля за расходом денежных средств, выделенных на восстановление Чечни, в средствах массовой информации республики публиковаться отчеты о расходовании этих средств. При этом со стороны федеральных чиновников не стихают заявления о необходимости выделения дотаций гражданам Чечни, чтобы помочь им адаптироваться в условиях послевоенной разрухи. Но воз и ныне там. Деньги в республику исправно выделяются. Но до простых смертных они по непонятным причинам не доходят. Для того, чтобы хотя бы немного приоткрыть завесу тайны над этим щекотливым для федерального правительства вопросом, необходимо заглянуть в историю.

Начнем с первого этапа "великого противостояния", который уместно назвать "ни мира, ни войны": 1991 - 1994 годы. За эти три года федеральный бюджет понес в Чечне тяжелые потери, исчисляющиеся, во-первых, примерно 4 трлн руб. за счет так называемых "чеченских авизо", во-вторых, примерно 10 трлн руб. за счет нелегального экспорта нефтепродуктов, и, в-третьих, примерно 400 млрд руб. прямых дотаций Чеченской Республике как субъекту Российской Федерации. Если пересчитать на средний курс доллара за это время, выйдет примерно 3,6 млрд долл. убытков. По данным Счетной палаты в 1995г. (причем без санкции Государственной Думы и без отражения в бюджете) на ведение военных действий в Чечне израсходовано примерно 1,2 млрд долл., в 1996 году - 2,4 млрд долл. На что, собственно? Как выясняется, часть этих средств направлена на проведение "восстановительных работ", результаты которых никому не предъявлены, под предлогом последующих новых разрушений "восстановленного". Как понимает читатель, более удобную схему для расхищения средств трудно себе представить. Вспоминается вокзал в каком-то из чеченских городов, который, согласно документам, "восстанавливали" то ли 11, то ли 12 раз...

Летом 1996 года наступает время Хасавюрта - Лебедь и Масхадов подписывают мирное соглашение, второй этап "кавказского противостояния" заканчивается, и начинается третий, мирный (1996-1999 годы). Что же мы видим? Мы видим законы о федеральном бюджете, где неизменно продолжают значиться цифры дотаций, касающихся Чечни с ее "отложенным статусом". Так, в бюджете 1997 года в графе "Чеченская Республика" средства выделялись на трансферы из Фонда финансовой поддержки субъектов РФ, на субвенции из Федерального дорожного фонда, Федеральной миграционной службе для выплаты компенсаций беженцам. В сумме - около 200 млн долл. В федеральном бюджете 1998 года суммы уже другие: около 90 млн долл. И наконец, последний мирный год - всего набирается около 36 млн долл. Осенью 1999 года вспыхивает третья кавказская война - и начинается четвертый, нынешний, этап "великого противостояния". Впрочем, федеральный бюджет на 2000 год был рассмотрен правительством еще до начала активных боевых действий, и потому в законе указаны сравнительно скромные цифры. Всего-то 40 млн долл.

Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Нет, есть повесть значительно более печальная, обильно сдобренная кровью и цинизмом. Это история восстановления Чечни.

Наступает осень 2000 года, и правительство вносит (а Дума без звука принимает) федеральный бюджет на 2001 год. Мятежная Чечня уже считается официально приведенной обратно в лоно Федерации, и выделенные ей трансферы резко возрастают - до 1,83 млрд руб. Но это еще "цветочки" - 4,5 млрд руб. выделяются на "федеральные целевые программы по восстановлению экономики и социальной сферы Чеченской Республики" и еще 1,4 млрд руб. - на помощь беженцам и компенсацию за утерянное или уничтоженное имущество. Итого - около 280 млн долл.

Если сложить все приведенные цифры (только те, которые значатся в официальных документах), получится величина примерно в 8,2 млрд долл. Или около 250 млрд рублей.

Не требует доказательств тот факт, что масштабы израсходованных на десятилетие "кавказского противостояния" средств таковы, что ради их "освоения" можно пойти на многое. И уж, конечно, нарушить какой-то там закон о каком-то там бюджете. В конце концов, правительство годами его не выполняло, произвольно секвестровало записанные в бюджете расходы, задерживало трансферы регионам - и ничего, никто ни разу не понес за это ни малейшей ответственности. За недостаточную преданность уволить еще могли, а вот за нарушение закона - как-то не припоминается.

Каким путем могли быть "освоены" средства, предназначавшиеся для Чечни, - вопрос не слишком сложный. Схемы соответствующего "отката" давно знакомы всем, кто занимался финансовыми расследованиями. И если даже принять "средний" процент "отката" 30%, величина потенциальной прибыли участников операции поражает воображение. Между тем осуществить эту многолетнюю операцию можно было, лишь располагая большими возможностями: как по лоббированию включения соответствующих статей в проект бюджета, так и по лоббированию их незаконного исполнения. Вызывает сомнение, что люди масштаба Автурханова или Завгаева могли иметь такие возможности, что называется, не тот уровень. Но то, что организаторы указанной операции, скорее всего, проживающие в Москве, нуждались в партнерах (точнее, в сообщниках) на Кавказе, достаточно очевидно. Возможно, именно здесь кроется не только секрет известного недовольства известных олигархов тем, что прекращение военных действий "сломало такой выгодный бизнес", но и секрет бесперебойного финансирования ряда чеченских вооруженных формирований.

Во всяком случае, эта гипотеза ничуть не менее реалистична, чем гипотеза о том, что деньги сепаратистам присылают из какой-нибудь Саудовской Аравии и, видимо, в мешках несут через грузинскую границу. Поэтому, еще более очевидной кажется судьба выделяемых по новой средств и на восстановление республики, и на дотации отдельным ее гражданам. Более очевидной, для тех, кто их выделяет и для тех, кто их распределяет, но никак ни для тех, кто должен получить и освоить эти средства. Дай Бог, если отчеты о расходовании средств, которые предполагается периодически публиковать в чеченских СМИ, хотя бы на половину решили данную проблему. Тогда одной печальной повестью на земле станет меньше. Кирилл Андреев Независимая Газета

Интерактивная страничка сайта Russia-Alaska

Заметки и статьи

Жизнь как жизнь

На главную Russia-Alaska