IZVESTIA.RU - ЖИЗНЬ
(http://www.izvestia.ru/life/article35865)

В РОССИЮ -ЗА ЛЮБОВЬЮ

У них случались романы по всему свету. Но теперь они открыли для себя русских мужчин. И мужьями они довольны.

• Ким ПАЛЬЧИКОФФ**, американская журналистка

Лежит на дороге пьяный русский мужик. Проходит мимо русская женщина и думает: "Если бы мой муж так нажрался, я бы его убила". Увидела мужика американка и думает: "Вау! Ему, наверное, больно. Надо позвонить по 911". Идет француженка: "Мужчина на дороге, совсем один! О-ля-ля! Неужели он ничей? Возьму-ка я его домой".

Но это всего лишь анекдот, далекий от "правды жизни". Только русская женщина может любить русского мужчину, слышала я неоднократно. И действительно, никто и представить не может, что какая-то женщина кроме русской окажется способна вытерпеть такое и будет счастливо жить с самцом, который беспрерывно ест воблу и сало, а по вечерам часами разговаривает по телефону с мамой.

Как бы не так.

Они не ищут легких мужей

Конечно, незамужние иностранки не кинулись в Россию табунами. Поначалу их было до обидного мало. Россия - незнакомая и небезопасная рыночная целина, и западные компании посылали сюда своих самых профессиональных и ответственных сотрудников. Они, как и в сфере дипломатии и журналистики, были сплошь мужского пола.

Для тех же немногих женщин, что осмелились приехать в Россию в одиночку, это был лишь определенный этап жизни, часто подразумевавший карьерный рост. Они делали деньги и уезжали домой. За сексом в большом городе и уж тем более за мужьями сюда не ездили. Женщинами двигала жажда приключений и новых впечатлений.

Но времена поменялись.

Все больше иностранок приезжают в столицу на семи холмах, чтобы испытать свои силы на этом новом и перспективном рыночном пространстве. Они образованны, говорят на нескольких языках, решительны и целеустремленны. Нью-Йорк, Лондон, Париж, Лос-Анджелес - романы у них случались по всему свету. С годами менялись города и лица, и вот теперь они открыли, наконец, для себя русских мужчин, которые действительно того стоят. Конечно, выйти замуж за русского нелегко, но они и не ищут легких путей. Придя в ужас от здешних жилищных условий, слабая иностранка поспешила бы улететь домой первым рейсом. Но эти женщины не такие. Одна, например, терпеливо ждала своего избранника, который тайком бегал к ней из казармы. Многие общаются при помощи словаря, с трудом выстраивая слова в предложения; иногда, чтобы объясниться, им приходится усиленно жестикулировать - произнеся едва понятную фразу, женщины смеются. Они любят.

Настоящий полковник

- Если американка стоит на мосту и собирается прыгнуть с него, американский мужчина, скорее всего, посоветует рискнуть, раз уж ей так хочется, - говорит Мария (имя изменено. - "Известия"). Она встретила своего избранника в речном круизе по Волге. Тогда Марии было 42 года, она приехала в Россию из Канады и работала маркетинговым консультантом в отеле "Аэростар", которым владеет канадская фирма. Она еще не была замужем и думала, что уже никогда не выйдет. На одной из дискотек гуляла подвыпившая русская съемочная группа какого-то фильма. Игорь подумал, что Мария русская, но ответом на его обращение был ее удивленный взгляд: канадка не поняла ни слова из того, что он сказал.

Сегодня Мария признает, что это была любовь с первого взгляда, и о языке тогда как-то не думалось. Они общались при помощи переводчика, а уже через две недели, явившись к Марии со словарем под мышкой, Игорь сам задал ей первый вопрос по-английски. Довольно долго они не верили, что такой сказочный роман - не сон. Однако Игорь утаил одну важную деталь: он был полковником МВД, и это исключало возможность отношений с иностранкой.

- Я сказала Игорю, что смогу подождать, пока он уйдет в отставку, - говорит Мария. - Но он так меня любил, что готов был пожертвовать своей работой, которая значила для него если не всё, то многое.

Но тут начальство брак неожиданно разрешило.

Сейчас интернациональная пара живет на проспекте Мира. По выходным они строят загородный домик. Перед Марией стоит задача выучить русский, но она не уверена, что это реально. Английский Игоря более-менее сносный. "У него нет времени учить язык, - жалуется супруга. - Он очень много работает у себя в министерстве, иногда даже по субботам". К слову, Мария и Игорь общаются друг с другом совершенно свободно, вот только постороннему язык их вряд ли будет понятен.

- Конечно, все на работе у Игоря знают, кто его жена, - рассказывает Мария.- Но я стараюсь не привлекать внимания - официальные мероприятия не посещаю, мне там быстро становится скучно. Дома мы не разговариваем о его работе. Мне гораздо интереснее знать ответы на более простые вопросы, например, о том, как прошел его день, что он видел и что думал.

Сама Мария работает дома - она занимается маркетинговым консалтингом. У нее свой бизнес. За стенами дома - непробиваемая российская бюрократия и нескончаемые российские проблемы. Несмотря на то, что Мария официально состоит в браке с россиянином, каждый год ей приходится проходить одну и ту же процедуру - получать визу. Конечно, можно получить вид на жительство, но тогда возникнет другая проблема: придется каждый раз просить разрешение на выезд из страны, а это тоже занимает не одну неделю.

- Мы подумывали о том, чтобы переехать в Канаду, - говорит Мария. - Но Игорю там нечем заняться. Мы ездим ко мне на родину на рождественские каникулы и празднуем там православное Рождество. Игорь отлично готовит, и вся моя семья от него без ума.

С финансовым вопросом все обстояло гораздо сложнее.

- Я почти год скрывала, не говорила ему, сколько зарабатываю, - призналась Мария. - Но мы в конце концов нашли компромисс. К примеру, я всегда расплачиваюсь своей кредитной картой в ресторане, а Игорь покупает на свои деньги все для нашей дачи. Первое время мы вообще не говорили о деньгах, потому что просто пребывали в постоянной эйфории.

Предъявите паспорт, влюбленный!

Дженнифер Геленкемп - директор по внешним связям корпорации Nestle в России. Своего любимого она встретила в "Шереметьево-2". Еще до приезда в Россию Дженнифер довольно уверенно поднималась по карьерной лестнице. Ведала связями с общественностью. Работала в Латинской Америке, Канаде, потом в Австрии, где в ее задачи входило следить, чтобы не ущемлялись американские интересы на территории бывших советских республик. Ей было 33, когда она приехала в Россию. За плечами довольно богатая личная жизнь. У Дженнифер были мужчины из разных стран, были и серьезные отношения.

- Но все это не то. Они были какие-то обычные, - рассуждает Дженнифер, сидя за заваленным документами рабочим столом. Из-под груды бумаг видны фотографии ее детей, старшему - пять, младшему - три года. У Дженнифер был один серьезный бойфренд, когда она работала в Аргентине. Но отношения разладились: сказалась значительная разница в зарплате, ощущался заметный культурный барьер.

В 1994 году на борту самолета по пути в Москву Дженнифер заметила, что какой-то мужчина с противоположного ряда глаз с нее не сводит. Все оставшееся время полета Дженнифер переглядывалась с незнакомцем, но ни она, ни мужчина не находили в себе смелости заговорить... Помог случай. Дженнифер безуспешно искала машину посольства США, которая должна была ее встретить. Тут-то и появился ее попутчик. Он уже отнес свои вещи в машину и вернулся за ней. На прекрасном британском английском с ходу предостерег ее от желания воспользоваться услугами местных таксистов. Дженнифер с облегчением села в машину.

Возникла единственная, но довольно серьезная проблема: ей, как и любому американском дипработнику, запрещалось в то время вступать в близкие отношения с гражданами России. Однако Дженнифер с присущей ей смекалкой ликвидировала это препятствие, уже сидя в машине.

- Я сказала ему, что никогда раньше не видела российский паспорт, - смеется она.

Он охотно достал документ - и выяснилось, что Виктор Овсянников гражданин Великобритании (ранее он был женат на британке). Так начался их роман. После двух лет любовных терзаний в разлуке - он жил в Москве, она в Австрии - встретились в Лондоне, и Виктор сделал Дженнифер предложение.

В американском посольстве в Москве не нашлось подходящей для Дженнифер должности, ей пришлось бросить дипломатическую карьеру и податься в бизнес. Как во многих семьях, где супруги двуязычны, Дженнифер и Виктор всерьез подошли к вопросу о том, на каком языке разговаривать с детьми.

- Поначалу мы пытались три дня в неделю разговаривать по-английски, три дня - по-русски, однако ничего не получилось: мы постоянно путали английские и русские дни, - смеется Дженнифер. (Сейчас они в основном общаются на английском, а дети весь день проводят с няней, с которой говорят по-русски.) - Осенью мы отдадим старшего сына в русскую частную школу.

Набрать побольше денег - и потратить

Вопрос о том, на каком языке говорить с детьми, стоит перед многими двуязычными семьями. Дженнифер Баттенхайм и ее муж Володя говорят с детьми и между собой по-русски. Они познакомились в 1991 году на вечеринке, по словам Дженнифер, там не было ни одного трезвого, кроме них. Он был офицером и жил в казарме в Москве, и, разумеется, у него даже не было телефона.

Дженнифер работала гидом. В Россию она приехала после университета, где изучала русский. Едва ли она тогда могла представить себе, что будет жить в однокомнатной квартире в Бутове и каждый день добираться до метро на автобусе.

- Мне, как и любой американке, такое бы в страшном сне не приснилось, - вспоминает она. - Владимир же был просто счастлив, что получил от государства квартиру, пусть даже маленькую и на отшибе. И он считал полным абсурдом мое желание переехать поближе к центру...

- Если бы не Володя, я бы не выдержала столько лет в России, - продолжает Дженнифер. - Особенно тяжело мы перенесли кризис 1998 года.

Дженнифер с детства привыкла к банковским счетам и кредитным картам, планировать семейный бюджет на месяц и откладывать деньги на черный день. Владимир всего этого не принимал, поскольку в советские времена ни о чем подобном не слышал.

- У него совершенно другое отношение к деньгам, - поясняет Дженнифер. - Русские не привыкли планировать семейный бюджет, расходовать его на общие нужды. Для Володи поехать за границу означает набрать с собой побольше денег и все потратить.

Уволившись из армии, Владимир подался в бизнес. Дженнифер работает в банке. Недавно они купили квартиру ближе к центру, дети ходят в англоязычную частную школу. "Сначала мой муж считал, что платить за обучение детей - это глупость, - рассказывает Дженнифер. - Сейчас он изменил свое мнение, и ему нравится школа".

Любит музыку и поэзию - но не гомосексуалист

Эти разговорчивые, приветливые женщины с гораздо большей охотой, нежели их мужья, готовы рассказывать о том, как за много тысяч километров от дома они счастливо живут со своими любимыми.

- Мое знакомство с Россией состоялось в 1989 году, еще в советские времена, - рассказывает Мэри, не пожелавшая назвать свое настоящее имя. В те далекие времена она и ее муж работали в одной организации - кадровом агентстве советского образца, подбиравшем обслуживающий персонал для работы в посольствах и на частных квартирах иностранцев.

Мэри на протяжении многих лет интересовали русский язык и культура.

- Я настоящий русофил, - говорит она. - Мне нравится язык, сложнейшая русская грамматика. У меня есть степень магистра славистики. Учить русский одновременно очень тяжело и увлекательно. Правда, найти работу в Москве было очень сложно, но мне все-таки удалось.

Их встречи были овеяны тайной. Существовали определенные правила, хотя, как вспоминает Мэри, тогда все уже начинали их потихоньку нарушать.

- Жуткая глупость, - вспоминает она. - Иностранцам запрещали снимать жилплощадь, и я жила в ведомственном доме. Однако, для того чтобы попасть в этот дом, русские должны были предъявлять специальный пропуск. Но мой избранник работал в этой организации, к тому же в нашем доме жил его начальник. Охрана, по-видимому, думала, что он приходил навестить начальника.

На самом деле, смеется Мэри, многие тогда ходили на тайные свидания. Если ты молода и не связана узами брака, встречаться с мужчинами, конечно же, хочется.

В русских мужчинах, говорит она, ее привлекало то, что они добрые и ласковые, совсем не такие, как чопорные американцы. Им нравятся музыка и поэзия. В Америке, утверждает Мэри, за подобные увлечения на вас сразу навесят ярлык гомосексуалиста.

Но доброта добротой, а в России Мэри, как и многие тогда, столкнулась с финансовой проблемой: рубль не был свободно конвертируемой валютой и фактически ничего не стоил. Муж зарабатывал мало, поэтому было довольно трудно куда-либо выезжать. Когда Мэри все же решалась отправиться в путешествие, она просила своих друзей заплатить за поездку, говоря мужу, что это бесплатный рекламный тур. Со смехом она вспоминает, как быстро расплачивалась с официантом, пока ее избранник отлучался в туалет.

Из известных love story стоит вспомнить роман Джоанны Стингрей и Юрия Каспаряна, экс-гитариста из группы "Кино". В середине 80-х годов Джоанна приехала в Санкт-Петербург, где работала журналистом.

- Конечно, она не такая, как русские женщины, - рассказывает Юрий. Она вела себя иначе, чем мы, выросшие при тоталитарном режиме. Это была пора, когда людей арестовывали на улицах за то, что они в рабочее время находились не на рабочем месте. Джоанна была очень активной женщиной. Это она предложила мне жениться на ней. "Конечно, почему бы и нет?" - ответил я.

Но океан разделил их: Джоанна не хотела жить здесь постоянно, муж не желал уехать в Америку.

- Иногда я приезжал погостить к ней в США, но делать мне там по-хорошему было нечего, - Юрий делает паузу. - Мы разошлись. Она снова вышла замуж за какого-то русского и живет в Беверли-Хиллз - это, конечно, не Питер. Мы общаемся, но она уже давно не приезжала в Россию.

Он хотел, чтобы обед стоял на столе

Конечно, есть и менее счастливые истории.

- Он был самым галантным джентльменом, каких мне когда-либо приходилось встречать, - вспоминает Франческа, успешная и привлекательная бизнес-леди, живущая и работающая в Милане. - Своего будущего мужа Сашу я встретила в 1996 году на вечеринке у подруги. Он проходил стажировку в итальянском банке. Это была любовь с первого взгляда. Он был ко мне так внимателен, как ни один итальянец. Каждый вечер провожал до дома и вообще производил очень приятное впечатление.

У компании, в которой работала Франческа, было московское представительство, и когда Александр уехал, она отправилась вслед за ним. Год спустя они зарегистрировали свои отношения в загсе. Свадьбу весело отпраздновали в грузинском ресторане. Но через полгода совместная жизнь пошла под откос.

- Его раздражало, что я провожу много времени на работе, - рассказывает Франческа. - Он хотел, чтобы к его приходу обед уже стоял на столе. Он нелестно отзывался о моей работе.

Когда в результате кризиса 1998 года Александр потерял работу, они были вынуждены уехать в Италию. Франческа содержала его и себя, пока он искал работу. Отношения постепенно ухудшались, и однажды, гуляя с собакой, она вдруг поняла, что любви пришел конец.

- Саша хотел меня контролировать, - объясняет Франческа. - Он был против моей работы, считал, что я не занимаюсь домашними делами. Однако ему нравилось, что я хорошо зарабатывала. Не каждый русский мужчина захочет стать мужем иностранки. Это должен быть необычный мужчина, да и женщина ему нужна такая же неординарная.

Мужчина из заповедника

Вдали от Москвы, на территории Брянского заповедника, живет семья: 34-летняя Лаура Вильямс, ее муж 42-летний Игорь Спильнюк и их полугодовалый сын Андрей. Живут они бок о бок с 17 другими жителями маленькой деревеньки, в хозяйстве держат двух лошадей. Лаура приехала сюда из города Денвер, штат Колорадо, чтобы открыть здесь представительство международного фонда Worldwide Wildlife Fund. Со своим будущим мужем познакомилась, когда он пришел в фонд в поисках средств на строительство учебного центра по защите окружающей среды на территории заповедника.

В 1997 году Лаура вместе с несколькими коллегами из Дании приехала на открытие нового центра, расположенного в российской глуши. Ехали на электричке, по дороге у одной из пассажирок начались роды, и Лаура помогала их принимать.

- Позже я поняла, - говорит Лаура, - что это был знак свыше: мне суждено было поехать в этот лес и начать там новую жизнь.

Она охотно приняла предложение Игоря поработать в учебном центре за $60 в неделю. За пару сотен долларов они купили двухкомнатный бревенчатый дом и зажили вместе. Позднее перебрались в деревню, в большой кирпичной дом, - единственное напоминание о цивилизации. В месяц Лаура тратит не больше 200 долларов. По утрам пишет, связывается с редакторами, договариваясь о публикации своих статей, в это время с ребенком сидит няня.

- Я не хотела посвящать работе всю свою жизнь, проводить в офисе по 40-60 часов в неделю, - говорит она. - Здесь я живу счастливо - больше времени отдаю сыну. Работаю в саду, ухаживаю за лошадьми. Здесь у меня больше свободы.

Единственная проблема, с которой Лауре пока не удалось справиться, - это убедить мужа ездить с ней время от времени в Америку. Он с большим удовольствием проводит это время в лесу с фотокамерой... Не удается Лауре и разубедить Игоря не есть мясо. Он большой любитель мяса и картошки.

- Иногда хочется пожарить овощи, - говорит Лаура, - но всякий раз передумываю: для него еда без мяса - не еда.

Игорь и Лаура путешествовали по всей России, посетили множество заповедников. Своих детей собираются обучать на дому. В отличие от многих иностранок, у Лауры не возникает желания уехать из России: она знает, что Игорь не уедет отсюда никогда. Приходится с этим мириться.

Русская свекровь - это серьезно

И еще одна проблема, о которой говорили многие мои собеседницы. Западным женщинам довольно тяжело привыкнуть к тому, что в России свекровь и теща принимают такое активное участие в жизни уже взрослых детей. Выйдешь замуж и, вполне вероятно, получишь в нагрузку к мужу его маму, которая постоянно будет стремиться укутать твое чадо в семь одежек, прежде чем вывезти его на прогулку в коляске...

- Моя свекровь не понимает, что в Америке мы воспитываем детей по-другому, - сетует Дженнифер Гелленемп. - Едва войдя в дом, она с порога спрашивает: "Как наши детки?" В американских семьях воспитанием детей занимаются их родители, не спрашивая советов у своих. Русская свекровь - одна из самых больших проблем в семейной жизни западных женщин. **Kim Palchikoff is a free-lance writer based in Seattle, focusing on women's issues, health and multi-cultural issues. She was a free-lance writer in Moscow for 10 years.

Интерактивная страничка сайта Russia-Alaska

Заметки и статьи

Русские Аляскинки

Жизнь как жизнь

На главную Russia-Alaska