Кому принадлежит Аляска?



Российская копия договора о продаже Аляски


Библиотека Конгресса США: Америка, Россия и "Встреча на границах" Аляска

Библиотека Конгресса США: Америка, Россия и "Встреча на границах" Россия и продажа Аляски

Библиотека Конгресса США: Америка, Россия и "Встреча на границах" Главные участники покупки Аляски

The Library of Congress: Treaty with Russia for the Purchase of Alaska


Одна из наиболее аргументированных книг, ставшей результатом многолетних исследований англо- и русскоязычных архивов США и СССР.

Николай Николаевич Болховитдинов "Русско-американские отношения и продажа Аляски, 1834—1867". — М. : Наука, 1990. — 367 с. ISBN 5-02-008997-4. Никто не проводил более объемную работу ни до него, ни после Н.Н. Болховитдинова.

В США книгу эту книгу на английском языке можно найти в библиотеках университетов с помощью каталога WorldCat.org http://www.worldcat.org/oclc/37818398


-------------------------------------------------------------------------------- ----------------------------------------------------------------------------


В. М. Песков. Как продавали Аляску
Мнение которое разделяю

Был солнечный день в конце августа. Мы ехали по дороге национального парка Денали. Слово "парк" тут надо понимать не в привычном для нас значении. На обширной территории, украшенной высочайшей горной вершиной Денали — ничего окультуренного. (На языке индейцев "денали" означает "высокая". До середины 90-х годов XX века эта горная вершина, высочайшая в Северной Америке, называлась горой Мак-Кинли, в честь 25-го президента США. И гора, и парк были переименованы на волне возвращения исконных названий наряду с переименованием мыса Кеннеди опять в мыс Канаверал и др.)

Парк (заповедник) учрежден в самом центре Аляски для охраны дикой, не тронутой человеком природы. Разговор об этом особый. Теперь же я вспоминаю дорогу по парку. С нее направо и налево открывалась горная тундра с островками еловых лесов. Прихваченный первыми ночными морозами ковер тундры сиял желтыми, малиновыми, пурпурными красками. По этому полю — высокие темные ели. И окаймляли цветное пространство зубцы синих гор. Денали среди них возвышалась позолоченной солнцем сахарной головой. Было тепло и тихо. Мы не спешили. А повод остановиться находился все время — на открытом пространстве можно было увидеть медведя, лося, оленей. В одном месте четыре рослых самца карибу паслись почти рядом с дорогой. Я влез на бампер автомобиля — снять живописные темные силуэты на желто-малиновом одеянии тундры. Рядом притормозила еще машина. Двое американцев, скорее всего путешествующие молодожены, скинув обувку, вскочили на крышу своего вездехода и тоже принялись щелкать... Много мы извели пленки, потому что олени совершенно нас не страшились. Съемку мы даже сопровождали смачными восклицаниями — так хороши были эти четыре оленя и так хорошо все было кругом.

Американцы, уловив незнакомую речь, спросили:

— Вы откуда?

Я сказал. И тут началось нечто невообразимое. Молодожены спрыгнули на дорогу и стали трясти нам руки.

— Большое спасибо, что продали нам Аляску!!! Сэнк ю, вэри мач!

Благодарность была искренней. И такой бурной, как будто купля-продажа совершилась позавчера и я, прилетевший сюда из Москвы, был к этому как-то причастен.

Олени потихоньку ушли за гору. Американцы уехали. А мы еще постояли, любуясь сверкавшей вершиной Денали и теплыми красками осени. Да... Когда-то, не так уж давно, это все называлось Русской Америкой.

ОБ АЛЯСКЕ с года ее продажи в России старались не вспоминать. И до сих пор многим не ясно: продали — как, почему? Глупость, недальновидность, чьи-то темные происки? Многие даже не знают время продажи. Раз пять я слышал такие примерно слова:

— Ну что за дура была эта баба, Екатерина II?

Почему-то Екатерине приписывают продажу Аляски. Между тем все совершалось не так уж давно — при царе Александре II, когда было уже отменено крепостное право, когда Львом Толстым были уже написаны "Севастопольские рассказы", когда парусные суда стремительно вытеснялись "железными кораблями" с паровыми машинами, когда из Петербурга в Вашингтон уже можно было послать телеграмму. В переговорах о продаже Аляски телеграф был задействован. Правда, штука эта была еще дорога. За одну только депешу о подробностях сделки русский посланник Эдуард Стекль (барон Э. Стекль в то время был дипломатическим представителем России в США.) заплатил десять тысяч долларов золотом.

Из-за того, что царей у нас принято было только ругать, представлять недалекими и безграмотными, в публикациях, приуроченных к столетию сделки (Аляска продана в 1867 году), уступка Америке представлена как совершенное втайне головотяпство с намеком на закулисные силы — "не обошлось и без взяток". И это вполне убеждало: эвон какой кусок упустили, с какими богатствами!

Мне интересно все же было узнать: а что по тому же поводу написано в "стране-покупателе"? С переводчиком мы "перелопатили" много статей и несколько книг. Было ясно: царь Александр и несколько важных персон, втайне готовивших сделку, круглыми дураками не выглядят. Я уже вывел на чистом листе заголовок этого очерка, когда узнал: только что вышла книга Николая Николаевича Болховитинова о русско-американских отношениях в прошлом веке и о продаже Аляски. Не без труда я книгу добыл. С огромным интересом ее прочел. Предвижу высокую оценку обстоятельного труда историками. Я же, рядовой читатель, закрывал книгу с благодарностью автору за непредвзятый взгляд на прошедшее и маленькой радостью — результаты скромных моих "изысканий" не разошлись с серьезным научным исследованием.

Итак, почему же продали? Прочтем сначала фрагмент письма, в котором содержится главная суть причины. "...Мне пришла мысль, что нам следовало бы воспользоваться избытком в настоящее время денег в казне Соединенных Северо-Американских Штатов и продать им наши Северо-Американские колонии. Продажа эта была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, стремясь постоянно к округлению своих владений и желая господствовать нераздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии и мы не будем в состоянии вернуть их. Между тем эти колонии приносят нам весьма мало пользы и потеря их не была бы слишком чувствительной..."

Письмо, адресованное министру иностранных дел России А. Горчакову и подписанное "Константин", датировано мартом-апрелем 1857 года, то есть речь о продаже Аляски идет за десять лет до случившегося и говорит о том, что дело решалось не скоропалительно.

Кто такой "Константин"? Это младший брат царя Александра II, Константин Николаевич Романов, глава морского штаба России. "Генерал-адмирал-либерал". Так с прибавкой к двум первым официальным словам еще одного можно его называть, имея в виду положение и образ мыслей Великого князя.

Впервые ли "Константином" высказана мысль о продаже Аляски? Первый раз Аляску американцам попытались продавать фиктивно, задним числом, из-за боязни, что в начавшейся Крымской войне англичане, обладавшие мощным флотом, отторгнут далекую, незащищенную колонию (что они и предприняли в 1854 году в отношении кажущейся таковой Камчатки). Фиктивная продажа не состоялась. Очевидна была ее юридическая уязвимость. Изменились и обстоятельства в поведении Англии. Но идеей продажи Аляски — уже не фиктивной, а настоящей — в Вашингтоне заинтересовались. "Не готова ли Россия продать свои американские территории? Страна ведь нуждается в средствах" — примерно так спросили петербургского посланника в Вашингтоне. Тот ответил, что это невозможно, но разговор не забыл и, конечно, рассказал о нем на Неве, изложив и свою точку зрения на проблему. В Петербурге информацию приняли к размышлению, и при сем, естественно, обнаружилось: сосед у Русской Америки очень опасный.

Соединенные Штаты энергично, как выразился Великий князь, "округляли" свою территорию. Наполеону, когда он увяз в европейских военных делах, предложили продать Луизиану. "Маленький генерал" вполне понял смысл предложения — "не продашь — возьмут даром" — и согласился, получив за огромную территорию (двенадцать нынешних штатов) пятнадцать миллионов долларов. Таким же образом Мексика была вынуждена уступить сильному и настойчивому покупателю за пятнадцать миллионов долларов Калифорнию. Купля состоялась после того, как у Мексики силой был отнят Техас.

Слово "округление" — мягкое. Эквивалент ему — слово экспансия. Интересно, что слово это в середине прошлого века было в большом ходу у государственных деятелей США. В стране царило опьянение непрерывным успешным расширением территории. "Америка — для американцев" — таков был смысл провозглашенной доктрины Монро. В публикациях и речах содержались мысли о "предопределении судьбы" владеть всем континентом в северной части Америки. Вот образец таких выступлений. "Стоя здесь в Миннесоте и обращая взор к Северо-Западу, я вижу русского, который озабочен строительством гавани, поселений и укреплений на оконечности этого континента как аванпостов С.-Петербурга, и я могу сказать: “Продолжай и строй свои аванпосты вдоль всего побережья, вплоть даже до Ледовитого океана — они тем не менее станут аванпостами моей собственной страны — монументами цивилизации Соединенных Штатов на Северо-Западе”". Сказал это Уильям Сьюард. Запомним имя. Человек этот станет главным действующим лицом в купле-продаже Аляски.

Никакой видимой угрозы Аляске не было. Но оставалась угроза потенциальная. И все, кто это хорошо понимал, приходят наконец к согласию: "надо продать". Побеждает точка зрения Константина: продать "заблаговременно и дружелюбно, иначе вопрос разрешится завоеванием". Посвященные в эту проблему тщательно взвешивали все факторы, толкавшие к нелегкому решению.

ЧТО ЖЕ учитывалось? Первое — состояние колонии. За 125 лет с года открытия Америки с запада огромная территория была практически не освоена. Очень редкие населенные пункты, фактории и зверобойные базы располагались только по побережью и в нескольких точках по течению Юкона. Проникновение внутрь континента, во избежание стычек с индейцами, колонистам было запрещено. Общая численность русского населения здесь колебалась от шестисот до восьмисот человек. Экономическое положение территории было непрочным и ухудшалось. Сливки доступных в то время богатств были тут уже сняты. Пушной промысел продолжал оставаться экономической базой колонии, но каланы с их драгоценным мехом были почти полностью перебиты. Число котиков, правда, исчислялось еще миллионами, но их шкуры в то время высоко не ценились, а норок, лис и бобров надо было скупать у индейцев, промышлявших на суше. Чтобы как-то устоять на ногах, акционерная компания, монопольно выполнявшая роль "эконома", администратора и стража Русской Америки (речь идет о Российско-Американской компании — торговом объединении, созданном для освоения "Русской Америки" в 1799 году и распущенной в связи с продажей Аляски в 1868 году.), была вынуждена продавать уголь, рыбу и аляскинский лед (покупателем был Сан-Франциско, холодильников тогда еще не было). Концы с концами у компании перестали сходиться. На содержание территории нужны были государственные дотации. Последствия Крымской войны, истощившей Россию морально и материально, заставили царя и его дипломатов изменить курс внешней политики. Решено было "сосредоточиться" и отказаться от "округлений". (Россия практиковала их с не меньшей энергией, чем США.) Больше того, обстоятельства заставляли сделать, "округление" со знаком минус — пожертвовать на Тихом океане Аляской и сосредоточить усилия на освоении Приамурья. Для этой предпочтительной "континентальной цели" нужны были средства. И продажа Аляски обещала как-то пополнить казну.

Но главной причиной продажи была уязвимость колонии. Покоренные алеуты сотрудничали с русскими поселенцами, перенимая их образ жизни. Племена же индейцев покоренными не были. Они "потеснились" на своих землях, но не признали чужого господства и жили с русскими в состоянии "холодной войны". Английские и американские торговцы, проникая сюда, снабжали индейцев оружием и подстрекали к мятежным действиям. Сама столица Аляски Новоархангельск могла стать "жертвой ножа и пожара". В удаленной от побережья части Аляски на Верхнем Юконе, проникнув со стороны Канады, англичане в 1847 году учредили факторию. И русские с этим вторжением были вынуждены мириться. Прибрежные воды Аляски кишели китобойными кораблями разных держав. И с ними колония тоже не могла справиться. Международное право признавало ее собственностью лишь полоску воды "на расстоянии пушечного выстрела от берега". И китобои вели себя, как бандиты, лишая аляскинских эскимосов главного средства к существованию. Жалобы в дружественный Вашингтон — "уймите своих флибустьеров!" — цели не достигали. Переписка двигалась долго, и ответы не обнадеживали: "Мы не можем ничего с ними сделать. Ищите средства их отогнать". О золоте, открытом к этому времени на Аляске, памятуя о "калифорнийской горячке", русские благоразумно помалкивали, знали: никакая сила не способна сдержать лихорадку золотоискательства.

И, наконец, перед всеми, кто "присмотрелся" к проблеме, поставлен был главный вопрос: способна Россия в случае войны защитить Аляску? На это сторонники и противники попятного "округления" единодушно ответили "нет". И тогда царь будто бы сказал: "Ну и окончен спор. Продаем. Торговаться Россия не будет, пусть сами назначат хорошую цену".

ВОПРОС был решенным. В присутствии пяти человек "особого заседания" 28 декабря 1866 года царь подписал документ о продаже Аляски. Все делалось втайне по причинам вполне понятным. Сама уступка Аляски была для России делом отнюдь не почетным. И был еще деликатный момент: Соединенные Штаты, еще не пришедшие в себя от гражданской войны, в данный момент о подобной покупке не помышляли. Посланник Эдуард Стекль, прибывший в Вашингтон, должен был, предложив сделку, повернуть дело так, чтобы инициатива покупки исходила от Соединенных Штатов. Задача посланника упрощалась тем, что государственным секретарем в это время был Уильям Сьюард, философия которого о "предопределении судьбы" изменений не претерпела. Сообщение Стекля о предложении Петербурга было для него великой радостью. Работа немедленно закипела. Было испрошено мнение президента и всех, кто мог быть к делу причастен. Утрясли цену. И Стекль послал в Петербург ту самую, стоившую десять тысяч долларов телеграмму. Смысл ее состоял в том, что США предлагают России продать Аляску на таких-то условиях. Ответ Петербурга был лаконичным: согласны.

Стекль рассказывает, что с телеграммой в кармане он пришел к государственному секретарю домой. Доложив новость, посланник сказал, что завтра можно будет подписать договор. "Зачем ждать завтра, мистер Стекль? Давайте заключим договор сегодня вечером", — вскочил горевший нетерпением Сьюард. Было уже поздно, но по городу Сьюард послал курьеров собрать работников госдепартамента. Работали ночью. "К 4 часам утра 30 марта 1867 года договор был переписан красивым почерком, подписан, скреплен печатями". По американским законам его теперь должны были утвердить сенат и конгресс. Объявили за покупку и плату — 7 миллионов 200 тысяч долларов (то есть по 5 центов за гектар, но в Америке и эту цену назвали "сьюардовой придурью"). Это было больше, чем ожидал Петербург, снабдивший Стекля инструкцией: "5 миллионов, не меньше". Но, конечно, это была ничтожная плата за громадное приобретение. И пусть доллары того времени были в несколько раз тяжелее нынешних денег, все равно мы можем сказать: Аляска продана за бесценок. Только одного золота в ней добыто уже на сумму, в две с половиной тысячи раз большую той, что была уплачена при покупке. В аляскинских газетах я прочел сообщение: за один только час в 1988 году у берегов полуострова было поймано рыбы на сумму, превышающую плату при покупке Аляски. Конечно, продажа с позиций нынешних выглядит неким абсурдом. Но все происходившее в прошлом мы обязаны рассматривать в контексте существовавших ценностей и обстоятельств. И приговор — головотяпство, совершенное вопреки здравому смыслу, — нельзя считать справедливым.

Между прочим, у Стекля и Сьюарда были трудности с оформлением покупки. Брюзжали в сенате: "платим деньги за ящик со льдом", "глупость Сьюарда", а в конгрессе и вовсе дело застопорилось. Пришлось давать взятки. Но не Сьюард давал, а Стекль, опасавшийся срыва сделки. Давал редакторам за поддержку в газетах, политиканам за речи в конгрессе. Больше ста тысяч долларов было списано Петербургом по тайной статье расходов "на дела, известные императору". Двадцать пять тысяч долларов было пожаловано посланнику за труды. Царя Стекль поблагодарил, друзьям жаловался: мало. А что касается "подарка" истории, то дела обстоят так. Именем Сьюарда на Аляске названы полуостров и город. След же Стекля после службы царю затерялся...

Так уж сложилось, Аляска не могла быть не продана. Но в продаже доблести не было. Героем был покупатель.

КАК реагировал мир? Штаты были довольны, но оценить по достоинству громадный "довесок" к своей территории еще не могли, потенциальное богатство края заслонял образ "ящика со льдом". Недруги России злорадствовали — продажа Аляски была признанием слабости. У англичан к этому чувству прибавлялась озабоченность с огорчением — ее владения в Америке попадали в тиски между новой северной территорией и "нижними" штатами США. В русских столицах общественность глухо роптала — "не амбар продан!" Но широкой огласки "не почетное дело" не получило. И, наверное, тогда же появилась легенда: Аляска продана, но не навечно, а только на 99 лет. Правительство эту легенду, выгодную для успокоения умов, не отвергало, и дожила вера до наших дней.

На Аляску весть о продаже ее дошла лишь в мае 1867 года. Для обитателей Русской Америки новость была и горькой, и неожиданной. Губернатор колонии Дмитрий Петрович Максутов "пришел в бешенство" (князь Дмитрий Максутов известен как участник обороны Петропавловска-Камчатского от нападения англо-французской эскадры в 1854 году. Будучи тогда лейтенантом, он командовал батареей № 2, расположенной на косе в Петропавловской гавани. Его брат Александр Максутов командовал в этом бою батареей № 3 и был смертельно ранен). Как личное горе приняли эту весть все, чья жизнь была связана с освоением территории. Сто двадцать шесть лет прошло с года открытия этой части Америки. Карта громадного края пестрела именами русских землепроходцев, моряков и правителей. И теперь вдруг все становилось чужим. Легко представить, каким тут было "эвакуационное лето", когда на кораблях и лодках весть о продаже Аляски разносилась по редким прибрежным поселкам.

Спешно и за бесценок губернатор продал новым владельцам Аляски несколько небольших кораблей, лодки, недвижимость, меха, табак, продовольствие. Официальная передача колонии в новые руки состоялась 18 октября 1867 года. Площадь перед "замком" губернатора в Новоархангельске была заполнена прибывшими с разных мест колонистами, русскими и американскими солдатами. Были тут речи, стрельба из пушек, с высокой мачты спустили российский и подняли американский флаг. "Перегоревший" к этому времени губернатор Максутов "наблюдал церемонию с отстраненным спокойствием, его молодая жена принцесса Мария Максутова смахивала платком слезы".

Людям предложено было: кто хочет остаться тут — оставайтесь, кто не хочет остаться — готовьтесь к отплытию. Всего в колонии русских в этот момент было 823 человека. 90 из них пожелали остаться. Но когда состоявший из разного сброда гарнизон американских солдат начал бесчинствовать, некоторые из желавших поначалу остаться поспешили на последний корабль. Столица русской колонии Новоархангельск, переименованная в Ситку (Новоархангельск в 1799–1867 годах был столицей так называемой Русской Америки, включавшей в себя, кроме Аляски, еще и Алеутские острова и часть Северной Калифорнии.), через некоторое время превратилась в город-призрак. Жить тут осталось двадцать семей. Из них пять было русских.

В "нижних" штатах об Аляске скоро забыли. И тридцать лет ее как будто не было. Заговорили, и громко, на всех языках, об Аляске, когда началась "золотая горячка". С тех лет у этого края прочная репутация очень богатой и живописной земли. 18 октября ежегодно тут отмечается День Аляски. В Ситке праздник проходит особо торжественно. На костюмированном представлении присутствует "русский губернатор с принцессой", палят пушки, спускается русский и поднимается американский флаг.

Мой приятель, бывший однажды на празднике в Ситке, рассказал, что и ему пришлось принимать благодарности: "Сэнк ю вэри мач за Аляску!"

— Ну а ты? Нашелся, что отвечать?

— Нашелся, конечно. "Очень рад, — говорю, — что в хорошие руки попала Аляска".

Из брошюры В. Пескова "Сестра Аляска" (Библиотека "Комсомольской правды". М., 1991. — № 6)


Василий Песков побывал на Аляске в конце 80-х-начале 90-х четыре раза. Результатом этих поездок стала книга "Аляска больше, чем вы думаете".

Василий Песков "Аляска больше, чем вы думаете." - M.: Комсомольская правда» 1994. - 286 c. ISBN: 5-86863-009-2

В США копии этой книги могут быть найдены в библиотеках с помощью каталога WorldCat.org http://www.worldcat.org/oclc/32260499


Кому принадлежит Аляска?
Предлагается четыре взгляда на одну и ту же проблему - на продажу в 1867 году за 7 млн. долларов "Русской Америки" - Аляски.
Мнения, заблуждения и откровенные передергивания фактов которые имеют место быть, хотя я могу их вовсе не разделять

Из блога Горожанина на gorod.tomsk.ru


* * *

Взгляд №1: "Либерастический" или "Во всем виноваты коммунисты"

Всю свою сознательную жизнь наталкивался на статьи об Аляске. В них причудливо переплетались две версии. Первая - прогнивший царский режим, преступно тратя "народное достояние", за гроши продал Аляску. И другая - Америка взяла Аляску в аренду и обязана была ее вернуть.

Версии взаимоисключающие друг друга и обе опровергаются весьма серьезными обстоятельствами.

Как бы ни прогнил царский режим, но он до последних дней яростно вцеплялся во все свои завоевания и низа какие деньги не проявлял готовности их отдать. Среди великих держав Россия в деньгах нуждалась меньше всех.

Ну, а "тоталитарный" советский режим, при всем своем "интернационализме" не упускал возможности прихватить какой-нибудь кусок. Почему же руководство СССР так равнодушно отнеслось к "окончанию аренды" и не попытались вернуть Аляску назад?

Это было интересно, но не настолько, чтобы я попытался пробраться в архивы или хотя бы засел в Публичной библиотеке. Но какая-то информация сама свалилась на меня и из нее сложилась "версия":

Во второй половине 19 века Россия занимала территории, которые не могла освоить и защитить. Особенно плохо обстояло дело с Аляской, куда было крайне трудно добраться через Сибирь и приходилось все контакты вести через Англию. Британцы относились к этому терпимо, пока в мире не стал расти спрос на меха и кожаные изделия (других богатств тогда еще не обнаружили) . Вот тут Англия стала откровенно вести дело к тому, чтобы увеличить "свою" Канаду, отнятую у Франции , за счет Аляски.

Аляска стала наполняться английскими охотниками и купцами, а следующим шагом было бы введение британских войск "для защиты английских подданных".

Правительство России решило использовать Соединенные Штаты, чтобы сохранить Аляску для России, сдав им ее в аренду, на длительный срок. Но молодая американская демократия не была так наивна , чтобы работать на Россию, да еще и платить за это. Американцы хотели получить Аляску навсегда, а не на столетие. Они не хотели и слышать об аренде.

Однако они имели дело с изощренной русской дипломатией, в том числе с таким блестящим политиком , как однокашник Пушкина- князь Горчаков. Американцам объяснили, что Россия готова им сделать царский подарок в виде Аляски (иначе она все равно пропадет), но если Англия способна отнять Аляску у России, то она еще легче отнимет ее у слабых тогда США. Сдача ее в аренду создавала для нее двух хозяев. Британской империи пришлось бы иметь дело с союзом России и Америки, к Которому примкнули бы все враги Англии.

В беседах с американскими политиками и репортерами русские говорили о продаже Аляски, прикрытой договором аренды. Главное, что должно было убедить американцев, были условия аренды. Договор сопровождался целой серией секретных статей, не опубликованных до сих пор. Но суть была известна. Американцы сразу уплачивали миллион долларов, что тогда было очень большими деньгами. Для России это был пустяк. Важнее было право по окончании аренды забрать Аляску назад. При этом миллион рассматривался как долгосрочный кредит с приличными процентами. 99 Лет - большой срок и сумма за это время должна была бы достигнуть почти миллиарда долларов. Это в те времена представлялось американцам почти сказочной суммой и они были уверены, что никакая страна не сможет выплатить их. Однако русские были уверены, что через 99 лет они без затруднений смогут выплатить эти деньги. Согласитесь, что сейчас миллиард "зеленых" мог бы запросто заплатить даже один Абрамович или Ходорковский!

Русские знали, что все их заявления о продаже через 100 лет никто и не вспомнит, а положения договора останутся. Знали они и то, что договоры легко нарушаются, если за ними не стоит реальная сила. За 99 лет требовалось создать такую силу. Были разработаны планы освоения Северного морского пути, а главное - железные дороги должны были достигать Чукотки, причем в двух вариантах - по побережью Ледовитого океана и через Южную Сибирь. Трудности были огромные, однако вселяло уверенность строительство Транссибирской магистрали (за все время советской власти мы даже не приблизились к рекорду и размаху данного строительства, а из магистралей на Чукотку построили только три маленьких кусочка, самый северный Дудинка - Норильск). Уже после строительства трассы до Владивостока, Аляска стала вполне достижимой, а могучий Тихоокеанский флот вполне мог гарантировать выполнение любых договоров.

План России блестяще удался. Англии пришлось оставить Аляску в покое, однако дальнейшее печально - умных и бескорыстных политиков, жертвовавших ради будущего России своей карьерой и репутацией, вытеснили тупые и жадные "патриоты Курильских островов", демагоги, хотевшие для себя все и сейчас и равнодушные к судьбе будущих поколений.

После революции 1917 г. путем конфискации и простого грабежа большевики сосредоточили в своих руках огромные богатства в валюте, ценных бумагах, золоте и т.д. Однако купить для Красной Армии оружие они не могли: Запад запретил торговлю с Россией. Чтобы "прорвать" эту блокаду, Ленин предложил США отказ от претензий на Аляску в обмен на снятие запрета на торговлю. В качестве гарантии Ленин предложил отдать американцам все экземпляры подписанных соглашений, хранившиеся в России и подтверждавшие ее права на Аляску. Так Аляска была действительно продана в первый раз.

Во время войны с фашизмом Сталин в Ялте сделал заявление, что СССР не будут предъявлять своих прав на Аляску, чем нимало удивил американцев, полагавших, что этот вопрос был окончательно урегулирован еще при Ленине. Сталин просто хотел изобразить, что он делает уступку за право СССР взять под контроль страны Центральной Европы. Так Аляска была продана вторично…

Наконец, при Брежневе подошел к концу срок аренды. Несмотря на все предыдущее, еще можно было попытаться предъявить права на Аляску. Надо было лишь официально заявить, что эти два , так сказать политика, Ленин и Сталин не имели права продавать Аляску., их действия никогда не были подтверждены Верховным Советом и , следовательно, юридически недействительны с самого начала. Ну, и конечно, предъявить к оплате деньги! Однако, Генсек КПСС был на это не способен…

На историков, которые в патриотическом раже начали было печатать статьи с требованием вернуть Аляску, слегка прикрикнули чтобы они заткнулись… И те заткнулись. Насколько мне известно, молчат до сих пор.

Вот так Аляска была продана в третий и последний раз.

Фомченко Вадим Иванович

http://historic.ru/news/item/f00/s09/n0000909/

* * *

Взгляд №2: "Вражеские голоса говорят..."


Участники программы:

Сергей Кан, профессор антропологии Дартмутского колледжа
Андрей Знаменский, профессор истории университета штата Алабама
Ричард Дауэнхауэр, лингвист, поэт и переводчик, профессор университета Юго-Восточной Аляски
Андрей Гринев, профессор Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов


Вела передачу Инна Дубинская.

«Голос Америки»: Может ли Аляска стать реальным мостом между Америкой и Россией?

Сергей Кан: При благоприятных обстоятельствах это возможно, и сегодня это более возможно, чем 20 лет назад. Но по-прежнему есть много препятствий.

Андрей Знаменский: Аляска может стать мостом для сотрудничества, если мы устраним последние политические и экономические барьеры.

Андрей Гринев: Аляска может быть мостом, и технически это не так уж сложно – можно прорыть, в конце концов, туннель между Чукоткой и Аляской и сделать трансконтинентальную дорогу. Это большой толчок к развитию экономики регионов и вообще Сибири и Северной Америки с выходом на Восточную Азию. Это очень перспективно.

Ричард Дауэнхауэр: Политически, думаю, нет, но культурно – да.

«Г.А.»: Для начала стоит напомнить нашим слушателям, почему мы решили посвятить передачу этой теме. В ноябре экономический обозреватель солидной газеты «Вашингтон пост» Стивен Перлстайн опубликовал в разделе бизнес-новостей колонку под заголовком «Аляска будет уютней чувствовать себя в России». В ней он излагал, по собственному определению, «гениальный план, который разом заткнет федеральный дефицит, решит спор о нефтеразведке в Арктике и упорядочит процесс распределения бюджета». План состоит в продаже Аляски России, некогда владевшей этой территорией, за один триллион долларов. «Сейчас для этого самое подходящее время, – с серьезной миной продолжал Перлстайн. – Россия не знает, куда девать нефтедоллары. А Кремль, опечаленный потерей республик с непроизносимыми названиями, ищет, чем насытить имперские аппетиты президента Путина. Приобретение Аляски в этом смысле будет своевременным».

Юмор, которым Перлстайн часто приправляет свои серьезные анализы, знаком американским читателям, и они восприняли его «гениальный план» как полагается – с улыбкой. Российские же СМИ, хотя и признавали, что идея покупки Аляски звучит шуточно, бросились обсуждать ее со всем пылом. Масла в огонь, как и следовало ожидать, подлил депутат Жириновский. По словам вице-спикера Госдумы, возвращение Аляски станет для России большим национальным праздником, и Россия будет тогда присутствовать на трех континентах. Жириновский упомянул, что Аляска, «как известно», была отдана Соединенным Штатам в аренду. Аналогичные утверждения захлестнули русскоязычные интернет-сайты. Профессор Гринев, давайте расставим точки над «и» относительно аренды и продажи Аляски.

А.Г.: Разговоры о том, что Аляска в 1867 году была якобы не продана, а отдана в аренду на 99 лет, ведутся после Второй мировой войны в России и СССР. Но никакой почвы под этим нет, потому что, согласно договору, который был заключен в 1867 году, Аляска однозначно, окончательно и бесповоротно переходит в полную собственность США. Назад она вряд ли когда-нибудь вернется, даже за триллион долларов, которых в российской казне нет.

«Г.А.»: Откуда тогда взялись разговоры об аренде?

С.К.: Мне кажется, что миф о том, что Аляску не продали, каким-то образом связан с декларацией советского правительства от 1917 года, что оно не признает соглашений, заключенных царской Россией. Но эти мифы и грезы питают национализм. Мне кажется, что это – сталинское имперство, которое очень сильно развилось после войны. Под этим соусом очень хорошо было говорить, что это «наше», что это можно вернуть. И когда сейчас путинское правительство тоже с очень имперской подкладкой… это привлекает. Жириновский может смеяться, но он не один.

«Г.А.»: Многие авторы интернета пишут, что слышали от своих родителей, учившихся при Сталине, что в учебниках того времени и на лекциях в вузах им говорили, что Аляска была отдана в аренду. Вам что-либо ведомо об этом?

А.З.: Хочу выделить два момента. Первый – до того, как Аляска была продана, были разговоры о том, чтобы ее сдать в аренду, и в публицистике это проходило. Может, вот такой публицистический миф дожил до сталинских времен, и потом в связи с русско-советским национализмом возобновлялся.

«Г.А.»: А может, это быть связано с тем, что за 12 лет до продажи, во время Крымской войны, у правления Российско-американской компании возникли опасения, что Англия может захватить Аляску. И тогда правление оформило продажу владений на Аляске Соединенным Штатам сроком на три года с правом выкупа. Что и произошло. Влияет ли этот эпизод истории на формирование мифа об аренде?

А.З.: Конечно. Это как раз второй момент, на который я хотел обратить внимание, – как формируются мифы. Первое – газеты, второе – художественная литература. Ведь исторические работы не читает никто, кроме узкой группы специалистов.

<Звонок из Казани>: Не лучше ли сначала узнать мнение граждан США, проживающих на Аляске, путем опроса или референдума? Если они выскажутся за самоопределение, может ли США учесть мнение граждан и разрешить Аляске самоопределиться?

«Г.А.»: Мы не случайно пригласили в студию наших экспертов: они как раз и проводили опросы. В частности, профессор Кан – автор книги, вышедшей в Америке по-английски «Вечная память: тлингитская культура и русское православное христианство на протяжении двух столетий». Что вы можете сказать о духовных и физических связях коренного населения Аляски с Россией?

С.К.: Без всякого опроса 99,9% жителей Аляски наверняка не захотят быть частью России. Кстати сказать, эмиграция пока что идет в одну сторону – на Аляске много российских граждан, которые не собираются возвращаться, им хорошо живется, и я не встречал американцев, которые бы постоянно поселились на той стороне.

Р.Д.: Я согласен с профессором Каном. Хочу добавить, что без Баранова и без Российско-американской компании Аляска стала бы частью Англии или Канады. А вообще Аляска принадлежит коренным жителям.

«Г.А.»: Профессор Гринев, в вашей книге «Тлингитские индейцы в Русской Америке», которая в прошлом году вышла в английском переводе, говорится, что первая встреча коренного населения тлингитов с русским исследователем Алексеем Чириковым в прибрежной зоне на юго-западе Аляски произошла в 1741 году. Как отразилось присутствие российских, а затем британских и американских путешественников и коммивояжеров на культуре и социальном положении коренных народов Аляски?

А.Г.: Вопрос очень неоднозначный, потому что на отдельных туземных группах русское присутствие сказалось очень значительно. Прежде всего, это алеуты, которые все поголовно были крещены православными и являются ими до сих пор, было заимствовано очень много слов и культурных элементов. Очень сильному воздействию подверглись эскимосы-кодьякцы. В меньшей степени эскимосы-чугачи, индейцы танаина. Те же тлингиты – на них оказывали влияние не только русские, но ив значительной мере англичане и американцы. То же можно сказать и о берингоморских эскимосах. На внутриматериковых атапасков влияли русские и англичане. Таким образом, на аборигенов воздействовали с разных сторон, и влияние русских было максимальным на четыре народа – алеуты, эскимосы-кодьякцы, чугачи и танаина.

С.К.: Я согласен с профессором Дауэнхауэром. Когда мы говорим, кому принадлежит Аляска, – на самом деле она принадлежит изначально коренным жителям. Но сейчас повернуть назад мы ничего не можем. В вопросе о русском влиянии моя позиция – центристская. Я не приемлю полного очернения русского влияния, чем грешили русские историки и писатели. Но я также не согласен и с идеализацией Русской Америки этого периода. Кроме того, нужно отделять влияние Русской Церкви от поведения сотрудников Российско-американской компании. Много тех же алеутов погибло от руки русских, их в какой-то мере превратили в крепостных компании. Поэтому понятно, что было сопротивление.  

<Звонок из Беларуси>: Почему ни у кого не возникает вопроса о предоставлении независимости Аляске?

С.К.: На Аляске большинство населения – некоренные жители. Поэтому вариант коренных жителей, имеющих свое правительство, абсолютно нереален. Есть представители этих жителей в парламенте Аляски, которые играют довольно большую роль в политике и экономике. Но представить себе штат Аляску под руководством только коренных жителей абсолютно невозможно. Кроме того, Аляска очень сильно зависит от федерального правительства, и я думаю, что если бы Аляска объявила независимость, ее экономика очень сильно пострадала бы.

Р.Д.: Да, я согласен.

«Г.А.»: А насколько велико влияние русской культуры и православия на Аляске сегодня?

Р.Д.: Влияние очень велико. Скоро будет праздник Рождества Христова по старому стилю. Сохраняется обычай коляд, особенно у эскимосов и алеутов. Ну и конечно, пасхальные традиции, кулич, а также баня.

<Звонок из Риги>: Что вы можете сказать о легализации марихуаны на Аляске?

Р.Д.: В настоящее время выращивание марихуаны нелегально, но раньше в течение многих лет разрешалось. На выборах этот вопрос поднимается довольно часто.

«Г.А.»: Поскольку тема нашей беседы достаточно гипотетическая, хочу задать вопрос: какая судьба постигла бы Аляску, останься она в составе России?

А.Г.: Там бы было то, что было в Восточной Сибири во времена и царской России и СССР. Были бы колхозы, отделение ГУЛАГа, ракетные базы…

А.З.: Мне видится замедление экономического развития, застой и националистическая политика России, направленная на приращивание территорий. Мы бы получили там «развитой социализм».

С.К.: Мы не должны забывать, что Сибирь и Чукотка в царской России были концом света. Аляска тоже была настолько далека от России, что она была бы вторым Сахалином, там была бы какая-нибудь каторга, потом ГУЛАГ. Коренные жители очень бы пострадали – их бы арестовывали за шпионаж в пользу Америки и Канады.

«Г.А.»: А могла бы современная Аляска вписаться в современную Россию?

С.К.: Я не думаю. Когда вы начали передачу, вы упомянули о мосте. Интересно, что после падения Союза и в перестройку были попытки наладить туризм между Аляской и Сибирью. Жители Сибири, в том числе коренные, с удовольствием приезжали на Аляску. В Магадан можно было слетать, но мои американские друзья говорили, что там делать нечего – скучно и неинтересно. Думаю, что Аляска со всеми ее проблемами – коренные жители имеют свои претензии и к правительству штата, и к федеральному правительству. Тем не менее это демократический штат, где уважаются права коренных жителей, они имеют преимущества в поисках работы, сильный политический голос.

Мне кажется, такой ситуации для коренных жителей Чукотки и Дальнего Востока пока не существует. Я уже не говорю о традициях демократии, которая контрастирует с традицией «сильной руки». С одной стороны, Москва продолжает пытаться контролировать Дальний Восток и Сибирь, с другой стороны, мне все указывают на губернатора Чукотки Абрамовича, как он там все прекрасно устроил. Я не уверен, насколько это прекрасно. Плюс, нельзя все поставить на человека. Мне кажется, российская политическая система по-прежнему огромный упор делает на личность: вот, он хороший губернатор. А что будет завтра? На Аляске модель американская: один губернатор хороший, другой похуже, но коренным образом жизнь штата не меняется от перемены лидера.

Экономика абсолютно разная. Может быть когда-нибудь, когда экономика России по-настоящему станет рыночной, а политическая система – поистине демократической, тогда гипотетически можно сказать, что Аляска как-то впишется. На сегодня граждане Аляски, включая коренных жителей, живут гораздо лучше и спокойнее, чем большинство жителей окраин Сибири и Дальнего Востока. Конечно, я не говорю о так называемых новых русских и людях, которые зарабатывают большие деньги по ту сторону Берингова пролива. Среднему жителю Магадана или Анадыря живется гораздо тяжелее во всех отношениях с точки зрения сохранения традиционной культуры, чем среднему жителю Аляски.

Р.Д.: Я согласен с профессором Каном. После «холодной войны» стало лучше для коренных народов. Они получили возможность путешествовать в Россию, а люди из Сибири ездили на Аляску. Мы чувствуем близость к Сибири и Дальнему Востоку. Есть обмен между Анкориджем и Хабаровском, Джуно и Владивостоком. Это очень хорошо.

<Звонок из Казани>: Насколько сейчас тесны взаимоотношения между Чукоткой и Аляской?

«Г.А.»: Развал СССР позволил восстановить связи между Чукоткой и Аляской. Хотя, как выясняется, даже в самые глухие сталинские времена эти связи не прерывались. В архиве Политбюро есть донесение Суслову за 1947 год о том, что чукчи ездят на Аляску и  возвращаются с известиями, что «в магазинах есть все». И Суслов распорядился усилить политработу на Чукотке.

С.К.: Мне кажется, что пока связь еще не очень мощная. Больше приезжают коренные жители на Аляску, а не наоборот.

«Г.А.»: А что может дать такая кооперация Чукотке и Аляске?

А.Г.: Это вопрос, скорее, к экономисту, нежели к историку. Чукотке, кроме развития туризма, – может, какие-то совместные проекты по освоению природных минеральных богатств, развитие инфраструктуры, культурные обмены. Сюда можно подключить и глубинные районы Сибири. В этом широком диапазоне сотрудничество может быть достаточно благоприятным и для Аляски, и для Чукотки.

А.З.: Работая на Аляске, я встречал группы коренных жителей, которые приезжали отдыхать в Анкоридж. Когда я их спросил, почему они не едут на юг или на море, они отвечали, что Аляска для них лучше, чем Черное море. Налажена и растет связь между больницами.

«Г.А.»: В США ощущается тревога за экологическое будущее Аляски. Любой проект хозяйственного освоения богатств края подвергается пристрастному разбору – и часто отвергается как угрожающий традиционной культуре, фауне или другим аспектам. Можно – и нужно ли – осваивать Аляску? Не выгодней ли оставить ее культурно-природным заповедником – ведь туризм на Аляску приобретает растущую популярность?

А.З.: Ее, конечно, хорошо оставить экологически чистой. Но дебаты об освоении ресурсов возникли потому, что осложняется доступ к ближневосточным нефтяным ресурсам. Как решится этот вопрос, мы не знаем. Отсюда и внимание к российским нефтяным ресурсам, что Россия сейчас очень активно эксплуатирует в свою пользу.

А.Г.: Я согласен: действительно, хорошо бы оставить Аляску нетронутой землей, где коренные жители могли бы хотя бы частично воспроизводить свою традиционную культуру. Но боюсь, что этого не получится, потому что в мире растет потребление нефти, газа и других минеральных ресурсов, и рано или поздно американскому правительству придется распечатать кладовые Аляски и начать эффективную и энергичную добычу. Аляска потеряет статус природного заповедника.

С.К.: В вопросах экологии я тоже остаюсь на центристских позициях. Мне кажется, что превратить Аляску в заповедник невозможно. Сами жители Аляски, включая коренных жителей, сказали бы, что Аляска станет местом для развлечений богатых людей из Сан-Франциско. Когда шли дебаты по поводу Арктического заповедника, атабаски, которые до сих пор охотятся на оленей, были очень недовольны и боролись с этим. А инуиты выступали «за». Это не значит, что нужно уничтожить природу, но людям нужна работа, а на Аляске ее найти очень сложно. Штат очень зависит от федерального правительства и нефтяных денег.

«Г.А.»: В заключение программы мне бы хотелось вспомнить о судьбе семи миллионов долларов, за которые Россия продала Аляску. Солидный бонус получил посол России в Вашингтоне. Сто тысяч долларов были списаны, как указывалось в документах, «на нужды, ведомые императору». На самом деле эти деньги были выплачены издателям американских газет за статьи, доказывающие полезность приобретения Аляски. Общественность США была против. В Конгрессе звучали голоса: «Зачем тратить деньги на сугробы?»

Восемьдесят процентов денег были затребованы Россией в золоте. Слитки были погружены на американское судно «Оркни», которое таинственным образом в полный штиль затонуло в Балтийском море. Спасшиеся матросы молчали о случившемся. Слухи ходили самые причудливые. Так что, возможно, был прав чиновник финансового ведомства в Санкт-Петербурге, выдвигавший самый оригинальный аргумент против продажи Аляски: «Все равно разворуют»… Больше об этом ничего не известно.

http://www.voanews.com/russian/archive/2006-01/2006-01-21-voa2.cfm

* * *

Взгляд №3: Факты

Идея продажи исходила от России, её автором являлся великий князь Константин Николаевич (младший брат Александра II), впервые озвучивший это предложение весной 1857 в специальном письме министру иностранных дел А. М. Горчакову. Позиция МИДа сводилась к изучению вопроса, и было решено отложить его реализацию до истечения срока привилегий РАК в 1862. А затем вопрос временно стал неактуальным в связи с Гражданской войной в США.

16 декабря 1866 года состоялось специальное совещание, на котором присутствовали Александр II, великий князь Константин, министры финансов и морского министерства и российский посланник в Вашингтоне барон Эдуард Стекль. Все участники одобрили идею продажи. По предложению министерства финансов был определен порог суммы — не менее 5 миллионов долларов. 22 декабря 1866 г. Александр II утвердил границу территории. В марте 1867 года Стекль прибыл в Вашингтон и официально обратился к госсекретарю Уильяму Сьюарду.

Подписание договора состоялось 30 марта 1867 года в Вашингтоне. Стоимость сделки составила 7,2 миллионов долларов золотом. К США переходили весь полуостров Аляска, береговая полоса шириной в 10 миль южнее Аляски вдоль западного берега Британской Колумбии; Александра архипелаг; Алеутские острова, острова в Беринговом море: Св. Лаврентия, Св. Матвея, Нунивак и острова Прибылова — Сен-Пол и Сен-Джордж. Общий размер уступаемой Россией сухопутной территории составлял 1519 тысяч кв. км, что составляло 0,0004 центов за квадратный метр.

Сенат США, в лице комитета по иностранным делам, высказывал сомнения в целесообразности столь обременительного приобретения, тем более в обстановке, когда в стране только что закончилась гражданская война. Тем не менее, сделка была одобрена 37 голосами за и при двух голосах — против. 3 мая договор был подписан Александром II (ратифицирован). 8 июня в Вашингтоне состоялся обмен ратификационными грамотами.

18 октября 1867 Аляска официально была передана США. Со стороны России протокол о передаче подписал капитан А. А. Пещуров, после чего флаг Российской империи был спущен, и поднят флаг США.

В этот же день был введен действовавший в США григорианский календарь. Таким образом, жители Аляски легли спать 6 октября и проснулись 18 октября. Целесообразность приобретения Аляски стала очевидна тридцать лет спустя, когда на Клондайке было открыто золото и началась знаменитая «золотая лихорадка».

Решение о выделении средств, предусмотренных договором, было принято Палатой представителей Конгресса США спустя год. 1 августа 1868 Стекль получил от казначейства чек. Сумму в 7 миллионов 35 тысяч долларов он перевёл, согласно инструкциям, в Лондон. Остальные 165 тысяч составили накладные расходы (в том числе 21 тысяча — вознаграждение Стеклю от правительства). Считается, что из этой суммы около 100 тыс. долларов было израсходовано на подкуп американских чиновников.


March 30, 1867

Treaty concerning the Cession of the Russian Possessions in North America by his Majesty the Emperor of all the Russias to the United States of America; Concluded March 30, 1867; Ratified by the United States May 28, 1867; Exchanged June 20, 1867; Proclaimed by the United States June 20, 1867.

BY THE PRESIDENT OF THE UNITED STATES OF AMERICA

A PROCLAMATION.

Whereas a treaty between the United States of America and his Majesty the Emperor of all the Russias was concluded and signed by their respective plenipotentiaries at the city of Washington, on the thirtieth day of March, last, which treaty, being in English and French languages, is, word for word as follows:

(the French version is omitted for brevity)

The United States of America and His Majesty the Emperor of all the Russias, being desirous of strengthening, if possible, the good understanding which exists between them, have, for that purpose, appointed as their Plenipotentiaries: the President of the United States, William H. Seward , Secretary of State; and His Majesty the Emperor of all the Russias, the Privy Councillor Edward de Stoeckl , his Envoy Extraordinary and Minister Plenipotentiary to the United States.

And the said Plenipotentiaries, having exchanged their full powers, which were found to be in due form, have agreed upon and signed the following articles:

ARTICLE I.

His Majesty the Emperor of all the Russias agrees to cede to the United States, by this convention, immediately upon the exchange of the ratifications thereof, all the territory and dominion now possessed by his said Majesty on the continent of America and in the adjacent islands, the same being contained within the geographical limits herein set forth, to wit: The eastern limit is the line of demarcation between the Russian and the British possessions in North America, as established by the convention between Russia and Great Britain, of February 28 - 16, 1825, and described in Articles III and IV of said convention, in the following terms:

"Commencing from the southernmost point of the island called Prince of Wales Island, which point lies in the parallel of 54 degrees 40 minutes north latitude, and between the 131st and the 133d degree of west longitude, (meridian of Greenwich,) the said line shall ascend to the north along the channel called Portland channel, as far as the point of the continent where it strikes the 56th degree of north latitude; from this last-mentioned point, the line of demarcation shall follow the summit of the mountains situated parallel to the coast as far as the point of intersection of the 141st degree of west longitude, (of the same meridian;) and finally, from the said point of intersection, the said meridian line of the 141st degree, in its prolongation as far as the Frozen ocean. "IV. With reference to the line of demarcation laid down in the preceding article, it is understood -

"1st. That the island called Prince of Wales Island shall belong wholly to Russia," (now, by this cession, to the United States.)

"2d. That whenever the summit of the mountains which extend in a direction parallel to the coast from the 56th degree of north latitude to the point of intersection of the 141st degree of west longitude shall prove to be at the distance of more than ten marine leagues from the ocean, the limit between the British possessions and the line of coast which is to belong to Russia as above mentioned (that is to say, the limit to the possessions ceded by this convention) shall be formed by a line parallel to the winding of the coast, and which shall never exceed the distance of ten marine leagues therefrom."

The western limit within which the territories and dominion conveyed, are contained, passes through a point in Behring's straits on the parallel of sixty-five degrees thirty minutes north latitude, at its intersection by the meridian which passes midway between the islands of Krusenstern, or Ignalook, and the island of Ratmanoff, or Noonarbook, and proceeds due north, without limitation, into the same Frozen ocean. The same western limit, beginning at the same initial point, proceeds thence in a course nearly southwest through Behring's straits and Behring's sea, so as to pass midway between the northwest point of the island of St. Lawrence and the southeast point of Cape Choukotski, to the meridian of one hundred and seventy-two west longitude; thence, from the intersection of that meridian, in a south-westerly direction, so as to pass midway between the island of Attou and the Copper island of the Kormandorski couplet or group in the North Pacific ocean, to the meridian of one hundred and ninety- three degrees west longitude, so as to include in the territory conveyed the whole of the Aleutian islands east of that meridian.

ARTICLE II.

In the cession of territory and dominion made by the preceding article are included the right of property in all public lots and squares, vacant lands, and all public buildings, fortifications, barracks, and other edifices which are not private individual property. It is, however, understood and agreed, that the churches which have been built in the ceded territory by the Russian government, shall remain the property of such members of the Greek Oriental Church resident in the territory, as may choose to worship therein. Any government archives, papers, and documents relative to the territory and dominion aforesaid, which may be now existing there, will be left in the possession of the agent of the United States; but an authenticated copy of such of them as may be required, will be, at all times, given by the United States to the Russian government, or to such Russian officers or subjects as they may apply for.

ARTICLE III.

The inhabitants of the ceded territory, according to their choice, reserving their natural allegiance, may return to Russia within three years; but if they should prefer to remain in the ceded territory, they, with the exception of uncivilized native tribes, shall be admitted to the enjoyment of all the rights, advantages, and immunities of citizens of the United States, and shall be maintained and protected in the free enjoyment of their liberty, property, and religion. The uncivilized tribes will be subject to such laws and regulations as the United States may, from time to time, adopt in regard to aboriginal tribes of that country.

ARTICLE IV.

His Majesty the Emperor of all the Russias shall appoint, with convenient despatch, an agent or agents for the purpose of formally delivering to a similar agent or agents appointed on behalf of the United States, the territory, dominion, property, dependencies and appurtenances which are ceded as above, and for doing any other act which may be necessary in regard thereto. But the cession, with the right of immediate possession, is nevertheless to be deemed complete and absolute on the exchange of ratifications, without waiting for such formal delivery.

ARTICLE V.

Immediately after the exchange of the ratifications of this convention, any fortifications or military posts which may be in the ceded territory shall be delivered to the agent of the United States, and any Russian troops which may be in the territory shall be withdrawn as soon as may be reasonably and conveniently practicable.

ARTICLE VI.

In consideration of the cession aforesaid, the United States agree to pay at the treasury in Washington, within ten months after the exchange of the ratifications of this convention, to the diplomatic representative or other agent of his Majesty the Emperor of all the Russias, duly authorized to receive the same, seven million two hundred thousand dollars in gold. The cession of territory and dominion herein made is hereby declared to be free and unencumbered by any reservations, privileges, franchises, grants, or possessions, by any associated companies, whether corporate or incorporate, Russian or any other, or by any parties, except merely private individual property holders; and the cession hereby made, conveys all the rights, franchises, and privileges now belonging to Russia in the said territory or dominion, and appurtenances thereto.

ARTICLE VII.

When this convention shall have been duly ratified by the President of the United States, by and with the advice and consent of the Senate, on the one part, and on the other by his Majesty the Emperor of all the Russias, the ratifications shall be exchanged at Washington within three months from the date hereof, or sooner if possible.

In faith whereof, the respective plenipotentiaries have signed this convention, and thereto affixed the seals of their arms.

Done at Washington, the thirtieth day of March, in the year of our Lord one thousand eight hundred and sixty-seven.

[L. S.] WILLIAM H. SEWARD .
[L. S.] EDOUARD DE STOECKL .

And whereas the said Treaty has been duly ratified on both parts, and the respective ratifications of the same were exchanged at Washington on this twentieth day of June, by William H. Seward , Secretary of State of the United States, and the Privy Counsellor Edward de Stoeckl , the Envoy Extraordinary of His Majesty the Emperor of all the Russias, on the part of their respective governments, Now, therefore, be it known that I, Andrew Johnson , President of the United States of America, have caused the said Treaty to be made public, to the end that the same and every clause and article thereof may be observed and fulfilled with good faith by the United States and the citizens thereof.

In witness whereof, I have hereunto set my hand, and caused the seal of the United States to be affixed.

Done at the city of Washington, this twentieth day of June in the year of our Lord one thousand eight hundred and sixty-seven, and of the Independence of the United States the ninety-first.

[L.S.] ANDREW JOHNSON
By the President:
William H Seward , Secretary of State


* * *
Взгляд №4: Журналистское расследование

Вопрос об уступке Аляски откладывался на многие годы. За это время сложилась инициативная группа сторонников продажи: великий князь Константин Николаевич, министр финансов М.Х.Рейтерн и посланник в Соединенных Штатах Северной Америки барон Э.А.Стекль.

У каждого из них своя роль: великий князь инициирует вопрос через посредство министра иностранных дел Горчакова; Рейтерн запугивает императора финансовым кризисом, предлагая в качестве выхода обратиться к западным странам за кредитом; барон Стекль осуществляет связь с правительством Соединенных Штатов.

Поразительно, что эти государственные лица могли потратить десять лет своей жизни на решение в нужном для них смысле одного-единственного вопроса - продажи части территории Российской империи! Это свидетельствует об огромном значении, которое придавалось вопросу. Шутка сказать: добиться от России отторжения, причем добровольного, шести процентов ее территории (в 1860 году Российская империя занимала 375 тысяч квадратных миль, т. к. продажей Аляски США отошло 23 тысячи)!

Аляска - ключ к Тихому океану, так полагали многие американские политики того времени. Этот ключ заговорщики передали США всего за 7 200 000 долларов золотом. С одной стороны, 7 миллионов золотых монет, а с другой - золотые запасы Русской Америки на сотни миллионов рублей, уголь, нефть, рыбные и пушные промыслы. К моменту продажи (1867 г.) Российско-Американская компания (РАК) начала добычу угля и золота, но финансовые возможности ее были ограниченны. Государство не могло оказать ей должную поддержку. Но выход-то был. Он очевиден - ликвидировать монополию РАК на освоение Аляски и открыть доступ к богатствам Русской Америки для русского частного капитала и частного предпринимательства.

В конце 60-х годов прошлого столетия в России ходили упорные слухи о том, что высокопоставленные чиновники получили взятки. А такими чиновниками могли быть только те, кто непосредственно лоббировал этот вопрос, - великий князь Константин Николаевич, министр финансов Рейтерн и посланник в США барон Стекль. Скажем мягче: у каждого из них была весьма серьезная личная заинтересованность в положительном решении вопроса о продаже Аляски именно США. В противном случае просто нечем объяснить их деловую активность.

Действительно, почему Россия не предложила купить Аляску Великобритании? Отвечают: Великобритания - наш политический противник. Но наши американские владения граничили именно с владениями Великобритании. Сделав ей подобное предложение, мы вполне могли приобрести политического союзника, тем более что Великобритания была в состоянии заплатить значительно больше, а казна Соединенных Штатов после Гражданской войны была пуста.

Следовательно, правительство Соединенных Штатов - фиктивный покупатель. За ним стоит тот, кто давал деньги. В ходе подготовки подписания договора промелькнуло имя Августа Бельмонта.

Бельмонт появился в США в возрасте двадцати трех лет. До этого молодой человек, подающий большие надежды, уже успел поработать во Франкфурте управляющим филиала банка «Де Ротшильд Фрэр». В Нью-Йорке Бельмонт купил для Ротшильдов банк и стал его управляющим.

А вскоре он стал не только советником президентов США по экономическим вопросам, но и кредитором правительства. Следовательно, Ротшильды через своего агента дали правительству деньги на покупку Аляски.

Одновременно необходимо оказать давление на Россию. И вот в сентябре 1866 года министр финансов М.Х. Рейтерн запиской ставит в известность императора, что в ближайшие два-три года казна должна будет собрать 45 миллионов рублей для погашения долгов. Деньги взять негде. Выход один: погашать долги новыми зарубежными кредитами.

Дальше все просто. Получение кредита ставится в зависимость от сговорчивости России по вопросу продажи Аляски США. Или немного иначе: продаете Аляску - мы вам отсрочим уплату долгов. Скорее всего, именно так.

В октябре 1866 года барон Стекль покидает Вашингтон и приезжает в Петербург. Инициативная группа встречается у великого князя Константина Николаевича. Продолжается нажим на князя Горчакова. Готова и цифра, которую готовы заплатить США за все русские владения на Аляске, - 5 миллионов долларов золотом.

16 декабря в 13 часов все действующие лица строго секретно встречаются у министра иностранных дел Горчакова. Император, посетивший «тайную обедню» в министерстве иностранных дел, дает согласие на продажу русских владений в Северной Америке. Протокол заседания не ведется. В дневнике императора Александра II об этом пара строк: «В 1 час дня у князя Горчакова совещание по делу Американской компании. Решено продать Соединенным Штатам» Международный ежемесячник «Совершенно секретно!»; статья журналиста Александра Зинухова «Преступная сделка. Как продали Аляску», № 04, 2000 г..

А руководство Российско-Американской компании ничего о принятом решении не знало. Только после того как договор был подписан и текст его стал комментироваться в зарубежной прессе, об этом известили правление РАК. Ничего не знали о планах высокопоставленных заговорщиков ни Совет Министров, ни Государственный Совет.

Барон Стекль был уполномочен вести переговоры и подписать договор (см. приложение №4). Дальше падать некуда! Важнейший межгосударственный договор подписывает даже не министр иностранных дел России, а посланник в США, имеющий чин тайного советника. Более того, Стекль не получил никаких письменных инструкций. Рейтерн в устной форме передал ему: «Проси пять миллионов долларов».

Условия договора фактически диктовались американской стороной. В пяти из семи пунктов договора говорится о том, что в результате его заключения получит правительство США, и только в двух о том, что останется в собственности православной церкви на Аляске и какое, по форме, получит вознаграждение Россия.

Если в декабре 1866 года русские заговорщики согласны были отдать Русскую Америку за 5 миллионов долларов, то к концу марта возникла цифра 7 миллионов, причем барон Стекль почти восторженно описывал, как успешно он торговался и получил на 2 миллиона больше, чем предполагалось. Барон не скрывает, что помогли ему в этом некие «влиятельные американцы». Неужели кто-то мог всерьез верить в эти байки? Стекль знал: проверить его сообщение невозможно. Он давал понять сообщникам, что из 2 миллионов, которые он якобы выторговал у американцев, некоторая часть принадлежит лично ему. В Петербурге считали иначе. Император переслал барону орден и 25 тысяч рублей серебром.

Стекль обижен, в письме к своему другу и покровителю в министерстве иностранных дел В.И. Вестману жалуется: «Что касается моего денежного вознаграждения, я думаю, что оно могло быть более щедрым, принимая во внимание, что я добился больше того максимума, который был установлен, и что для завершения этого дела потерял пост в Европе, и только Господь знает, буду ли я иметь другой шанс…» Международный ежемесячник «Совершенно секретно!»; статья журналиста Александра Зинухова «Преступная сделка. Как продали Аляску», № 04, 2000 г.

Из этого же письма видно, что барон еще не потерял надежду исправить свое материальное положение: если император не смог по достоинству оценить вклад своего посланника, то нужно взять что возможно самостоятельно.

Если бы деньги выплачивались в соответствии с буквой договора, то сделать он ничего бы не смог, но выплата правительством США произведена с определенными нарушениями и сроков, и формы оплаты. Это могло быть только в случае, когда обе стороны - и США, и Россия в лице своих высших чиновников - знали, куда пойдут деньги.

Первое упоминание о том, куда необходимо направить деньги, полученные от продажи Аляски, появилось в шифрованной телеграмме министра иностранных дел А.М. Горчакова барону Стеклю в Вашингтон от 14 марта 1867 года: «Император разрешает продажу за 7 миллионов долларов и подписание договора…» Международный ежемесячник «Совершенно секретно!»; статья журналиста Александра Зинухова «Преступная сделка. Как продали Аляску», № 04, 2000 г.

Это ответ на обширную телеграмму Стекля с перечислением условий договора с американцами.

Из полного текста ответа очевидно, что заговорщиков в тот момент уже не интересовали никакие условия. Видимо, существовали серьезные опасения, что о тайных переговорах с правительством США станет известно и тогда возникнут трудности с уводом денег из казенного кармана в личный.

Далее Горчаков кратко указал, куда направить денежный поток: «Постарайтесь получить плату в более близкое время и, если возможно, в Лондоне Барингу. Заключайте без согласования». Это означало, что если американцы согласятся направить деньги в Лондон Барингу, то принимаются практически любые условия.

Криминальная сделка подходила к своей кульминации. Американцы получали русские владения в Северной Америке сразу после ратификации, не ожидая выделения средств конгрессом США, на вечные времена и без каких-либо условий и обязательств.

Однако государственный секретарь США Уильям Сьюард не согласился на уплату денег в Лондоне. Он не хотел принимать участие в финансовой афере. Вероятно, знал, что в лондонском «Баринг бразерс банке» хранятся личные деньги семьи Романовых. Государственные хранились в «Bank of England».

Договор о купле-продаже Русской Америки подписан в ночь с 29 на 30 марта 1867 года госсекретарем Сьюардом и посланником России в США Стеклем.

Шестая статья договора касалась оплаты. Скорее всего, она записана в редакции, которую предложил Сьюард. Вместе с тем совершенно неожиданно в тексте договора появилась сумма 7 миллионов 200 тысяч долларов. Никто точно не знает, почему Сьюард решил увеличить сумму сделки на 200 тысяч долларов.

Интересную версию приводит в своей книге «Невидимая рука» американский исследователь Ральф Эпперсон. «Царь России, - пишет он, - за свое участие в спасении правительства Соединенных Штатов отправкой своего флота в американские воды во время войны и, вероятно, в соответствии с соглашением, заключенным с Линкольном, потребовал оплатить использование своего флота. Джонсон не обладал конституционными полномочиями передавать американские доллары главе иностранного правительства. А расходы на флот были достаточно высоки: 7,2 миллиона долларов.

Поэтому в апреле 1867 года Джонсон через государственного секретаря Уильяма Сьюарда договорился о покупке Аляски у России.

Те историки, которые не были знакомы с действительными причинами покупки Аляски, несправедливо называли этот поступок «глупостью Сьюарда»; и по сей день государственного секретаря Сьюарда критикуют за покупку того, что тогда являлось куском ничего не стоящей земли. Но покупка земли была для Сьюарда лишь способом, которым он мог расплатиться с царем России за использование его флота, - действие, которое, вероятно, уберегло страну от более серьезной войны с Англией и Францией.

Речь идет о появлении русских военных кораблей у берегов Северной Америки в конце лета 1863 года. Две военные эскадры - Атлантическая под командованием контр-адмирала Лесовского и Тихоокеанская под командованием адмирала Попова - совершенно неожиданно для Англии и Франции вошли в порты Нью-Йорка и Сан-Франциско.

При резкой полярности мнений по вопросу о действительных целях этого предприятия точка зрения о существовании тайного соглашения между президентом Линкольном и императором Александром II вообще не комментировалась. Советский историк М. Малкин еще в 1939 году утверждал, что «публикуемые документы наряду с американской документацией с достаточной полнотой освещают русско-американские отношения и разрешают всякие версии о посылке в 1861 или 1863 годах эскадр для оказания помощи Северу, о существовании тайного союза между США и Россией…».

Почти год курсировали русские военные корабли у берегов США. Во сколько обошлось это казне? По сведениям морского министерства, годичное пребывание у берегов Америки 44-пушечного фрегата обходилось казне в 357 469 рублей. Для удобства округлим до 358 тысяч. Всего в обеих эскадрах находилось двенадцать кораблей. Более половины имели меньшее количество пушек и меньшее число экипажа. Получается, что за всю экспедицию на содержание эскадр потрачено около 4 миллионов рублей. Однако надо учесть, что в бухте Сан-Франциско погиб фрегат «Новик». Это нужно приплюсовать к общим расходам. Кроме того, во время атлантического перехода погибли тринадцать моряков. Десятки болели цингой и длительное время лечились. Около ста моряков и два офицера бежали с судов. После океанского перехода многие суда требовали серьезного ремонта.

Вполне вероятно, что недостающие 3 миллиона рублей могли быть добавлены при учете всех расходов. Следовательно, если Россия получила 7 200 000 долларов за вооруженную помощь США в годы Гражданской войны, то Аляска пошла в нагрузку, то есть даром.

Если два объекта покупки России смогли заплатить один раз, то, может быть, нам вообще не заплатили? Но оказалось, что все в порядке. Американцы до сих пор хранят чек, которым правительство США расплатилось с Россией за Аляску. Он демонстрировался на выставке «Русская Америка», развернутой в 1990 году в городке Такома близ Сиэтла.

Как же возник чек?

Статья VI договора гласит: «На основании выше установленной уступки Соединенные Штаты обязываются заплатить в казначействе в Вашингтоне в десятимесячный срок со времени обмена ратификацией сей конвенции дипломатическому представителю или иному Е. в-вом императором Всероссийским надлежаще уполномоченному лицу семь миллионов двести тысяч долларов золотой монетой. Выше постановленная уступка территории и верховного на оную права сим признается свободной и изъятой от всяких ограничений, привилегий, льгот или владельческих прав Российских или иных компаний, законным порядком или иным образом учрежденных, или таковых же прав товариществ, за исключением только прав собственности, принадлежащих частным лицам, и уступка эта, сим установленная, заключает в себе все права, льготы и привилегии, ныне принадлежащие России в сказанной территории, ее владениях и принадлежностях» Международный ежемесячник «Совершенно секретно!»; статья журналиста Александра Зинухова «Преступная сделка. Как продали Аляску», № 04, 2000 г.

Нужно отметить несколько основополагающих моментов финансирования, вытекающих из данной статьи договора. Плательщиком является казначейство Соединенных Штатов. Этот пункт выполнен точно. Местом платежа определен город Вашингтон. На чеке место платежа - Нью-Йорк.

7 200 000 долларов должны были быть выплачены наличными, причем «золотой монетой». В чеке никаких отметок или записей, свидетельствующих, что речь идет о золотой наличности, не выявлено.

В качестве получателя платежа в чеке стоит имя барона Эдуарда де Стекля. Согласно условиям, он мог получить деньги, являясь дипломатическим представителем России, но сразу после ратификации договора министр иностранных дел Горчаков передал все полномочия по завершению данного дела в министерство финансов. Последнее обязано было прислать в Вашингтон своего представителя, имеющего соответствующую доверенность. Представитель обязан был, получив наличные «золотые монеты», доставить их на российский военный корабль и по прибытии в Петербург передать в государственное казначейство. Вместо этого барон Стекль, даже не пытаясь протестовать, получил чек на 7 200 000 гринбеков, которые котировались значительно ниже золотых долларов. Фактически «оплошность» барона стоила 1 800 000 долларов. В пересчете на золотую наличность он получил 5 400 000 золотых долларов.

 Разница осталась в казне США. Фактически это плата за молчание. Одновременно обет молчания возложило на себя и правительство России. Сроки уплаты давно прошли, а американский конгресс все никак не мог решить - платить ли по договору. Пока они дебатировали, срок оплаты истек. Практика международных договоров в таких случаях предполагает штрафные санкции или отмену обязательств. Ничего подобного не произошло. Правительство России молчит. Барон Стекль в письме к министру иностранных дел А.М. Горчакову 15/27 июля 1868 года пишет: «Американский народ полностью воздаст должное императорскому правительству за его благодарную и великодушную позицию: оно не заявило протеста и не высказало жалобы, как на то имело право, ибо отказ от уплаты вознаграждения в установленный срок являлся, по сути, явным нарушением договора».

Создается впечатление, что если бы барон Стекль представлял Россию, а не группу «влиятельных людей», то в договоре были бы указаны действия сторон в подобных обстоятельствах и данный договор считался бы недействительным.

Заговорщикам в России международный скандал не нужен - он привлечет внимание общественности, а это может повлечь за собой раскрытие всего плана.

1 августа 1868 года барон Стекль дал расписку казначейству США, что получил 7,2 миллиона долларов полностью. Деньги были переведены банку Риггса. Последний, давая показания в конгрессе США, утверждал, что перевел представителю «Баринг бразерс банка» в Нью-Йорке только 7,035 тысячи долларов; 165 тысяч долларов барон Эдуард Стекль взял себе.

Когда-то российская политика была заявлена в гордых словах Николая I: «Там, где российский флаг был однажды поднят, он никогда не должен быть спущен» Международный ежемесячник «Совершенно секретно!»; статья журналиста Александра Зинухова «Преступная сделка. Как продали Аляску», № 04, 2000 г.

Только твердость и абсолютная власть Александра II сделали возможной мирную продажу Аляски. В России, особенно в Российско-американской компании, было немало противников этого. Адмиралу Завойко, герою Петропавловска, пришлось уйти со службы в отставку и удалиться к себе в поместье за отказ подписать-в качестве директора компании-передаточные документы. Последний губернатор Аляски, князь Максютов, был столь же непреклонен. Барон Теодор Остен-Саккен, российский генеральный консул в Нью-Йорке, выразил протест против решения императора. Российская пресса негодовала.

Сделка, что и говорить, замечательная: страна, не желавшая продавать, продавала стране, не желавшей покупать. И все же одно это событие уничтожило равновесие в силовом треугольнике Россия - Британия - Соединенные Штаты на Тихом океане, Соединенные Штаты в одночасье обрели первостепенное стратегическое положение, полное значение чего, возможно, невозможно осознать даже сейчас.

Стоял холодный, туманный день октября 1867 г., когда произошла окончательная передача дел в Новоархангельске: вскоре он перестанет быть русским Архангельском, став американским городом Ситха. В гавани три американских судна ответили на салют орудий на КаслХилл, в то время как морские пехотинцы Соединенных Штатов вытянулись по стойке смирно возле Замка Баранова. Высоко над головами бело-голубой Андреевский флаг начал медленно скользить вниз по флагштоку. Уже почти в самом низу он запутался в фалах, и морскому пехотинцу пришлось быстро взбираться вверх и отстегнуть его. Еще на один миг флаг взвился над самой дальней заставой России, прежде чем его усмирили и швырнули людям внизу.

Флаг упал в руки красавицы княгини Максютовой, жены губернатора, и она тихо рыдала, комкая спущенное полотнище и глядя, как медленно поднимается вверх звездно-полосатый флаг. Из гавани донесся гром еще одного залпа салютующих судов, он снова и снова прокатывался эхом по островкам и протокам, пока не замер вдали над ширью Тихого океана...


Из блога Горожанина на gorod.tomsk.ru


Интерактивная страничка сайта Russia-Alaska

Продажа Аляски, ссылки и выдержки


Материал из Википедии Продажа Аляски


История в историях Как русская Аляска стала американской

Подборка ссылок Аляска в сети

Русскоязычные жители Аляски

RUSA, Inc. Российско-Американское Информационное Бюро | Russian American Information Bureau

Голос Америки Аляска: прошлое и настоящее американского севера

Голос Америки Спецрепортажи - США | Аляска

Русский Хоровой Ансамбль на Аляске | Russian American Colony Singers

Россиянки в Анкоридже

Жизнь как жизнь

Заметки и статьи

На главную Russia-Alaska